الإسلام في أوراسيا

"ИСЛАМ в Евразии" электронное периодическое издание Информационно-аналитический портал. КБР г.Нальчик ПИ № ФС77-37355 ЭЛ № ФС7737356 КБР г.Нальчик 2010г.

           ГЛАВНАЯ   В РОССИИ   В МИРЕ   АКТУАЛЬНО    АНАЛИТИКА   СТАТЬИ    ЭКОНОМИКА   НАУКА   РЕЛИГИЯ    ИСТОРИЯ    ОБЩЕСТВО    МОЗАИКА   ФАТУА

 

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

 

 

Абу Ханифа












 

 

 

 

СТАТЬИ

Мусульмане Кубы















Как новые предприниматели помогают соседям лучше узнать и понять зарождающуюся религиозную общину.

“Печать документов” – гласит рукописная табличка на двери дома, находящегося на окраине Санта-Клары, небольшого университетского городка центральной Кубы.

Хассан Ян, 43 года, обустроил импровизированную типографию в передней комнате своего дома – части некогда просторной виллы, которая теперь разделена на четыре небольших жилых помещения.

В комнате, которая отделена от остальной части дома простой занавеской, стоит диван, два кресла, аквариум с золотыми рыбками и медленный шумный принтер Хасана. Жалюзи на окнах не справляются со своей задачей – в помещении все равно жарко.

Такой «домашний» бизнес стал типичным для Кубы с тех пор, как в 2008 году вышли поправки к закону о работе на себя, дающие послабления предпринимателям.

Прихожие в доме часто используют как сервисные центры по ремонту телефонов, парикмахерские или салоны красоты – в зависимости от потребностей людей, живущих по соседству. Хасан берет 1 кубинский песо ($ 0.04) за один лист и редко зарабатывает больше, чем доллар в день. Этого достаточно, чтобы содержать его жену Шабану и их двоих детей.

У Хасана темная борода и ясные голубые глаза. Он носит дишдашу – длинную белую одежду и головной убор, которые можно увидеть на мужчинах во многих мусульманских странах. Рядом с часами 19-го века над компьютером на стене висит фотография Масджид аль-Харам, мечети Священной Мекки.

Хассан и Шабана принадлежат к небольшой группе кубинцев, обратившихся в Ислам, или, как говорят они сами, принявших Ислам.

На Кубе, официально светской, но большей частью все же католической, живут несколько тысяч мусульман. Большинство из них иностранные студенты или работники. Хаджи Иса, ранее Хорхе Элиас Жиль Вьянт, кубинский новообращенный и художник, бывший библиотекарь Арабо-Кубинского Союза – культурной организации, базирующейся в Гаване – считает, что на Кубе проживает около 1000 мусульман-кубинцев, как обращенных так и потомков мусульманских иммигрантов.

«Это молодая община», – говорит он. – Мусульмане со всего света были и до сих пор являются определяющим фактором в создании и развитии кубинских общин. Студенты мусульмане из Африканских стран, Йемена, Палестины и арабских государств имели огромное влияние на кубинцев в 1990-х годах».

Это, по словам Исы, привело к тому, что небольшие мусульманские общины по всему острову отличаются друг от друга во взглядах, формируемых теми, кто изначально повлиял на их появление. По мере того как число мусульманских обращенных растет, люди все больше признают Ислам как одну из религий, практикуемых среди кубинцев. Малые предприятия, такие, как типография Хасана, помогают большему числу кубинцев вступить в контакт с мусульманами.

«Малый бизнес помогает мусульманам обеспечить себя и поддержать своих единоверцев», – говорит Иса.

Узнавая Ислам

Приход Хасана в Ислам был неожиданным. Урожденный Фройлан Рэйс, он не знал ничего о религии. «Я плод кубинской системы», – говорит он. – Я даже в церкви никогда не был».

Любитель повеселиться на вечеринках, он работал аудио-техником в Медицинском Университете Санта-Клары, а по вечерам подрабатывал ди-джеем.

Все изменилось в 2010 году во время священного для мусульман месяца Рамадан, когда Хасану довелось работать с группой пакистанских студентов-медиков, обучающихся в университете.

В 2005 году землетрясение в пакистанском Кашмире унесло жизни более 86000 человек, а 2,5 миллиона остались без крова.

В течение недели Куба направила на помощь пострадавшим более 2000 врачей и других медицинских специалистов. В следующем году страна предложила 1000 стипендий для молодых людей со всего Пакистана.

Почти 300 из них были распределены в университет, в котором работал Хасан.

Первоначально Хасан избегал их. «Люди говорили плохо о мусульманах, называли их террористами», – говорит он.

Его назначили ответственным за необходимое для молитвы во время месяца Рамадан оборудование, поэтому Хасану приходилось проводить со студентами-мусульманами время ежедневно с 2 часов дня до 2 часов утра.

«Сначала я чувствовал себя ужасно, – признается он. – Я был зол на них, потому что я боялся. Они приглашали меня завершить с ними пост, но я отказывался, потому что не хотел есть с ними”. Он улыбается, качая головой и вспоминая об этом.

«Я помню, как на третий день, пока все они молились, я задавал себе вопрос – что же я здесь делаю? Я был полностью выбит из моей зоны комфорта. И так продолжалось до тех пор, пока в один прекрасный день я не согласился поесть с ними и наше общение началось. Я видел, что они пожертвовали многим, чтобы сохранить свою веру, живя на Кубе», – говорит он.

«Я спросил себя, если они так плохи, то почему же они так добры со мной? Их доброта послужила причиной тому, что я начал общаться с ними больше, и понял, что Ислам не имеет ничего общего с тем, что кубинцы говорили о нём».

Когда Рамадан закончился, Хасан вернулся к своей привычной работе, но продолжал общение со студентами и начал читать Коран и задавать им вопросы. Семь месяцев спустя он принял Ислам и изменил свое имя.

«Аллах показал мне через их поведение, что Ислам это мир, это воля Бога. Аллах дал мне возможность понять, что это подарок для меня”, – говорит он с широкой улыбкой.

Решение Хасана принять Ислам поначалу вызывало отторжение у его семьи.

«Моя семья сначала была против. Потому что, как я уже сказал, Ислам на Кубе имеет плохую репутацию. И мне было трудно. До сих пор в моей семье есть те, кто не принимает мой выбор».

Жена Хасана поначалу тоже была недовольна.

«Я не хотела принимать Ислам из-за того, что об этой религии говорили люди. Принято думать, что мусульмане не считаются с женщинами и не ценят их, но я начала изучать нормы Ислама, много читала, искала книги и старалась лучше понять суть», – говорит она. Через пять месяцев после решения Хасана она так же приняла Ислам и изменила свое имя на Шабана.

«Сначала я не носила хиджаб, потому что боялась того, что скажут люди. Но через год потребность покрыться заполнила в мое сердце и теперь я ношу его даже дома, потому что он настолько стал частью меня, что я забываю о том, что одета».

Их дети, 16-ти летняя Айна и 12-ти летний Исмаэль тоже носят платок и дишдашу.

«Это довольно трудно для моей дочери в ее возрасте, – говорит Шабана. – Ей 16-ть и в школе трудно. Я просто надеюсь, что у нее появится любимый человек, мужчина-мусульманин который сможет помочь ей. Увидим. ИншаАллах».

Быть мусульманином на Кубе

Мавры из Андалусии были привезены в качестве рабов испанскими завоевателями, о чем свидетельствуют записи аж 1593 года. В течение последующих веков как мусульманские, так и христианские торговцы с Ближнего Востока тянулись на Кубу, привлеченные перспективой разбогатеть на торговле сахаром. Многие остались, в основном, в Гаване или на Сантьяго-де-Куба, втором по величине городе на крайнем востоке острова. Большинство арабских иммигрантов, как мусульмане, так и христиане, отказались от своей религии живя на Кубе.

Кубинская культура сегодня неизменно создает проблемы для практикующих мусульман страны. Ром является одним из основных товаров, продаваемых в кафе. Это популярный напиток, не в последнюю очередь потому, что стоит он тут значительно меньше, чем безалкогольные напитки. Свинина широко представлена в кубинской кухне – это мясо обязательно подается на стол во время праздников. Супермаркеты в последнее время начали импортировать халяльную курицу из Бразилии, но она дорогая для большинства кубинцев. Одежду, такую как дишдаш или мусульманские головные уборы, можно ввозить только мусульманам из других стран.

Поначалу Хасану приходилось нелегко.

«Выбрать еду сложно, потому что все что доступно – запрещено. Из мяса самое доступное это свинина, она запрещена …Много соблазнов на улице. Сложности есть во всем, но Аллах дает нам силы», – говорит он.

С принятием Ислама жизнь Хасана и Шабаны сильно изменилась, и большая часть ее сейчас проходит дома.

«Я очень счастлива дома, потому что сама довольно тихая и спокойная. Я не часто куда-то выхожу», – говорит Шабана.

«Я выхожу когда надо что-то купить или сходить к врачу, но не хожу по улицам просто так», – говорит она.

Восприятие Ислама

Новообращенные кубинцы сталкиваются с трудностями, вытекающими из-за отсутствия понимания Ислама у жителей этой страны.

В прессе появляются сообщения о террористических нападениях и конфликтах на Ближнем Востоке, что формирует мнение многих кубинцев о религии.

Хаджи Джамал стремится это изменить.

Он зарабатывает на жизнь в качестве водителя такси в Сантьяго. Как и многие кубинские новообращенные, он был воспитан христианином.

«Я ходил в баптистскую церковь. Я знал много о христианстве, но я никогда не мог действительно понять, что такое Святая Троица. Потом я встретил кубинского мусульманина, принявшего Ислам много лет назад, и начал говорить с ним об исламе . Он дал мне Коран и сказал: «Прочитайте это». Мне потребовалось некоторое время, но потом в конце концов, я прочитал его, и я увидел в Коране логику; книга казалась очень искренней, очень реальной, и именно это привлекло меня в Ислам».

Джамал принял Ислам в 2009.

Его мать была потрясена его решением. Первоначально она хотела, чтобы он ушел из родного дома, но вскоре смягчилась и позволила ему остаться с условием, что ни один его друзей-мусульман не переступит порог. Однажды она увидела Джамала и его друзей стоявшими снаружи на палящем солнце и немного смягчилась. Теперь она всегда приглашает их в дом и за стол.

«Она до сих пор не принимает мой переход в Ислам, но всегда тепло принимает моих друзей мусульман, которых знает лично», – говорит Джамал.

Джамал является неофициальным представителем мусульманской общины Сантьяго, которая насчитывает около 30 кубинцев и 90 иностранных студентов. Он от имени общины общается с представителями государственных органов, присутствие которых широко распространено в стране – более чем 70 процентов населения работают на государство – чтобы расширить их знания и понимание об Исламе.

«Мы пытаемся быть наилучшим возможным примером мусульманского поведения. Сейчас много негатива в средствах массовой информации. Люди склонны обобщать – если ты мусульманин, то ты террорист. Многие СМИ искажают образ ислама. Ислам – это мир. Это и есть то послание, которое мы пытаемся передать. Не потому что мы ожидаем, что люди изменят свое мнение, но так они хотя бы смогут комфортно жить вместе с мусульманами».

Джамал говорит, что кубинские законы признают свободу вероубеждения.

«Проблемы обычно возникают со стороны властей в небольших городах; они трактуют закон по-своему. Сам закон четко гласит – люди не могут подвергаться дискриминации по признаку расы, религии или цвета кожи», – говорит он.

Некоторые новообращенные кубинки, которые носят хиджаб, сталкиваются с возражения и дискриминацией со стороны властей и на рабочем месте или в университетах. По словам Исы, такие ситуации, как правило, решаются путем обсуждения и объяснения того, что есть Ислам. Шабана, однако, говорит, что для нее “это стало неразрешимой трудностью”, и она оставила свою работу. Теперь она подрабатывает на дому, ухаживая за сыном одного студента-мусульманина. О том, что произошло на работе, она говорит сдержано: «Это было просто невежество».

Шабана, как и ряд кубинских новообращенных, считает, что мусульманам отведена активная роль в углублении понимания Ислама среди других кубинцев.

«Когда я выхожу на улицу, люди всегда спрашивают о платке и, отвечая на их вопросы, я способствую тому, что они узнают что-то об исламе и начинают адаптироваться. Многие начинают понимать, что Ислам не такой, как о нем говорят».

Спорт-бар: вегетарианская еда и разговоры о религии

Малые предприятия, обслуживающие местные общины, играют большую роль в формировании мнения об Исламе на Кубе.

Хорхе Мигель Гарсия, или Халед, является совладельцем кафе в Сантьяго, которое является одновременно неформальным местом встречи для мусульманской общины и популярным среди кубинцев не мусульман.

Халед обратился в Ислам из баптизма, а его жена спустя 20 лет брака до сих пор остается баптисткой.

Он работал в судебной медицине, но когда правительство позволило кубинцам заниматься малым бизнесом, он ухватился за эту возможность.

Его первоначальная идея состояла в том, чтобы импортировать запчасти для мотоциклов, но с импортом в настоящее время сложно, на него до сих пор сохраняется запрет. Поэтому со своим другом не мусульманином Халед открыл Спорт-Бар.

Они продают блюда в том числе и из свинины, но Халед надеется, что в один прекрасный день кафе будет работать полностью в соответствии с предписаниями ислама. Он считает, что даже тогда бизнес будет приносить доход.

“Кубинцы действительно очень привязаны к продукции из свинины”, – говорит он. “Но все меняется, и люди готовы попробовать новые блюда. Я продаю вегетарианскую пиццу, которую вы не найдете где-то еще, и в отличие от других кафе мы не подаем алкоголь, но это никогда не было ни для кого проблемой “.

Для него, кафе является ценным, хотя и непреднамеренным, путем повышения информированности кубинцев об Исламе.

“Люди, которые приходят в первый раз, всегда спрашивают меня об Исламе и мне нравится, что они интересуются. Многие возвращаются именно потому, что они видят как у нас хорошо и как тут уважают абсолютно каждого. Таковы принципы ислама: мир, любовь и подчинение Аллаху “.

Община растет

В 2015 году музей на улице Осифиос в Старой Гаване был превращен в молельный дом при поддержке Управления Истории, органа, ответственного за восстановление центральной Гаваны.

Это единственная мечеть на Кубе в настоящее время и мусульмане Гаваны могут придти сюда на пятничную молитву.

В других городах мусульманам приходится искать неофициальные решения проблемы, например, создавая молельные комнаты в своих собственных домах.

Хасан и Шабана выделили у себя дома небольшую комнату для этих целей. Мусульмане Санта-Клары приходят к ним молиться.

Джамал говорит, что организация места для общей молитвы мусульман в Сантьяго сейчас является одним из приоритетов. Одобрения властей и финансирования строительства полноценной мечети пока нет.

“Мы строим небольшое пространство, около 12 квадратных метров, где мусульмане смогли бы молиться. Надеюсь, в будущем, даст Бог, нам разрешат построить настоящую мечеть. Тогда мы будем иметь возможность взаимодействовать с другими людьми и мусульманами из других стран как полноценная община “.

Некоторая поддержка уже приходит извне. Саудовская Аравия финансирует «языковые лаборатории» как в Гаване так и в Сантьяго, а в 2014 году на Гаванской книжной ярмарке был организован полноценный стенд на котором распространялась литература об исламе, а также копии Корана на испанском языке. Король Саудовской Аравии Абдулла, который умер в январе прошлого года, оплатил пяти кубинцам паломничество в Мекку в 2014 г. Это почти несбыточная мечта для большинства кубинских мусульман, ведь многие из них даже работая государственными служащими зарабатывают около $ 20 в месяц.

Джамалу и Исе посчастливилось быть в числе пяти приглашенных.

“Я даже не думал, что поеду на хадж так скоро”, – говорит Джамал.

“Когда я прибыл в Джидду, первое что я услышал в аэропорту был призыв на молитву и я не мог сдержать слёз”, – вспоминает он.

“Куба несомненно меняется”, – говорит Джамал. “Но для меня все на самом деле изменится, когда нам разрешат построить нашу собственную мечеть и наш собственный центр исследований, когда мы будем иметь те же привилегии, что и другие религии, когда женщины смогут носить хиджаб без каких-либо проблем. Это будут реальные изменения”.

Источник medina-center.ru

 

 

 

 

 

 

НАУКА

МОЯ РЕЛИГИЯ

ИСТОРИЯ

АРХИВ

    

ФАТУА

Напишите свой вопрос, на который хотите получить ответ.

   

Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31
КБР г.Нальчик

Ученые Ислама

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
   

 

Copyright ©"ИСЛАМ в Евразии"