الإسلام في أوراسيا

"ИСЛАМ в Евразии" электронное периодическое издание Информационно-аналитический портал. КБР г.Нальчик ПИ № ФС77-37355 ЭЛ № ФС7737356 КБР г.Нальчик 2010г.

            ГЛАВНАЯ   В РОССИИ   В МИРЕ   АКТУАЛЬНО    АНАЛИТИКА   СТАТЬИ    ЭКОНОМИКА   НАУКА   РЕЛИГИЯ    ИСТОРИЯ    ОБЩЕСТВО    МОЗАИКА   ФАТУА

 

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

 

 

Абу Ханифа












 

 

ОБЩЕСТВО

Штрихи к портрету

Не красотой блистательной горянки,

Не крутизной в финансовых делах,

Не прочими соблазнами сгорая,

Ты каждый день и каждый час жила

Твоя планида выше и обширней,

Твоя мечеть бела, вознесена.

Перед дворцами прошлого и нынешними

Всех краше и светлей она.




















Что есть жизнь? В чем ее смысл? Об этом задумываются многие, но на этот вопрос отвечают по-разному. В зависимости от духовного настроя. Все мы – путники, но идем разными жизненными путями. Дороги, дороги, до-роги… Они истоптаны ногами людей, идущих, спешащих, бегущих по разным направлениям. Кто-то слепо несется в погоне за земными удовольствиями, повторяя расхожую мысль: «Без денег не проживешь». Кто-то изрекает: «Надо дарить себе радость, пока живешь, потом… Кто оттуда возвращался?» Есть и другие не менее «умные» мысли, которые устраивают тех, кто предпочитает бездумную, безответственную жизнь взамен осмысленной, основанной на Божественных принципах.

У Марии Шамилевны Шекихачевой был взгляд на все вещи космический, и потому она успела многое. Без суеты, но с завидным упорством она шла к намеченной цели. А цели ее были основательные. И потому она не разменивалась на мелочи. Ее жизнь – сплошной труд души и разума, постоянное напряжение на не популярном, но необходимом поприще. Потому что ей было дано свойство заглядывать далеко вперед и высоко в Небо и видеть то, что дано видеть немногим. Она знала твердо, верила глубоко и проникновенно в то, что есть Он, Всевышний, Творец и Вседержитель, что смысл жизни может быть только в одном – поиске Его довольства. И работала на это. Она была одержима в любом начинании, умела до- водить до совершенства, до логического завершения начатое дело, будь то строительство мечети или новейшая методика преподавания русского языка учащимся нерусских школ. Что есть норма? То, что удобно для большинства, живущих стереотипами? Или же это упорный путь к Истине через тернии, крутизну, через недружелюбные насмешки посредственности, через скепсис, когда ей одной, а затем и другим, вовлеченным в ее великое дело, открылась Небесная даль? Масса не бывает однородной. Кто-то, ведомый Провидением, прокладывает путь к свету, кто-то сводит с этого пути доверчивых, слабовольных в темноту и невежество. Массовое заблуждение опасно тем, что увлекает за собой все новых членов общества, которым кажется удобным жить, «как все».

Шекихачева никогда не вливалась в этот строй, у нее всегда был свой путь, продиктованный сознанием ответственности за отпущенный ей средний срок жизни. Ум, сердце, физические и материальные возможности – все было отдано на достойные дела. Все средства были посвящены Ему, Создателю, а потом – людям, которые были ей даны в современники, и которые придут после нас. Она принадлежала к той когорте несгибаемых, которые, как на аркане, тащат в Рай упирающихся. Она принадлежала к категории «странных» людей. «Странные люди»… они всегда есть и всегда вызывают удивление, осуждение или восхищение. Последнее – чрезвычайно редко. Потому что странность может постичь только тот, кто сам хотя бы немного отмечен этим свойством. Ведь что значит быть странным? Это значит не вписываться в стандарты и нести свою индивидуальность. Человек, приехавший из другой страны, всегда чем-то отличается от аборигенов. Отличается одеждой, речью, манерами. Он – «со стороны», т.е. «странен», сторонний, чужой. Так возникло это слово, которое мы часто употребляем, не задумываясь над его истинным смыслом. Но и среди тех, которые произрастают в нашей среде, встречаются индивиды, чьи суждения многим кажутся странными, чьи слова и поступки вызывают ироническую улыбку. И все же без них наша жизнь была бы скучной и однообразной. Так происходит на практике, что именно они и становятся двигателями прогресса, застрельщиками новых идей и движений. Их сущность бывает совершенно разной, но они порой влияют на судьбы всего человечества.

Мария Шамилевна была из той категории людей, которые не вписываются в привычные рамки. Она никогда не поступалась своими принципами, с которыми срослась и которые определяли ее сущность. Не разменивалась на мелочи, не жила интересами большинства, не стремилась к комфорту тела, но всю себя посвятила комфорту души. Ее личная жизнь не сложилась, женское счастье обошло ее стороной, и в этом был знак ее судьбы. Всевышний освободил ее от мелочных забот, коими живет огромная масса людей, и направил ее к двум вершинам.

Посвятила себя науке

Большую часть своей сознательной жизни Мария Шекихачева посвятила просвещению. Еще не осознали в полной мере масштабы этой личности в науке. Она раньше всех поняла, какие горизонты открывает структурная лингвистика де Соссюра, и посвятила свою научную деятельность ее воплощению на практике. Труд, проделанный ею, был бы под силу если не институту, то, по меньшей мере, коллективу ученых. Ее методика, опирающаяся на учение великого швейцарского ученого, заложившего основы семиологии и структурной лингвистики, явилась новым словом в этой отрасли языкознания. Исходя из структурности и системности языка, Шекихачева сумела найти новый подход к методике преподавания русского языка нерусским детям и, воплотив теорию в практику, создала ряд учебных пособий для среднего зве- на национальной школы, сопроводив их методическими пособиями. Ее научная деятельность получила высокую оценку, и написанные ею учебники были рекомендованы Москвой для школ ЮФО. К сожалению, они не нашли должного признания в нашей республике, хотя прекрасно зарекомендовали себя в тех школах Урванского района, которые не побоялись новшества и поверили Шекихачевой.

Мария Шамилевна не умела делать что-либо в полсилы. За что бы она ни бралась, погружалась целиком в работу и старалась погрузить в эту деятельность окружающих, щедро делясь своими мыслями. Такое бескорыстие встречается крайне редко в научных и культурных средах, и это лишний раз доказывает масштабность личности этой женщины. Она умела дорожить временем, своим и чужим. Просто так, о пустяках Шекихачева не говорила и пресекала любое пустословие. Когда же речь заходила о любимом предмете, остановить ее не представлялось возможным. Как любой целеустремленный человек, она не понимала, как могут люди оставаться равнодушными к столь важным вопросам, как могут расточительно расходовать драгоценное время жизни на пустяки. Казалось, в нее вмонтированы часы, которые отстукивают секунды бытия и не дают отвлекаться ни на что постороннее.

Характер ее был совсем не простой, совсем не покладистый. Его не назовешь женским. Он был у нее очень сильным, напористым. Ложь категорически была ей чужда. Она шла только по прямой – кратчайшим путем между двумя точками. Обладала завидным упорством. Для нее не было земных авторитетов. Ей приходилось напоминать чиновникам об их долге, о том, что и они смертны, и не просила, но призывала. Потому что имела на это право. Могла говорить нелицеприятные вещи прямо в лицо. Но не потому, что хотела грубить. Говорила, чтобы помочь им призадуматься над своим образом жизни и исправиться вовремя. Не боялась споров. Но умела и отступать, если обнаруживала, что оппонент более прав, чем она. Без этих особенностей характера она не смогла бы осилить ни строительство храма, ни протолкнуть свою методику.

Да, это была очень сильная женщина, в которой была не женская и даже не мужская, но особая мощь, рожденная великой целью. Еще рано говорить во весь голос о значимости ее наследия, не пришла пора спокойного анализа ее духовной и научной деятельности: масштабным личностям требуется немало времени, чтобы их могли разглядеть не по частям, а целиком. Пройдут десятилетия, а может быть и столетия, прежде чем оценят потомки ее труд и причислят к истории. Но это должно произойти, не может не произойти.

Свобода… Что это такое? Для большинства – это следование низменным страстям, вызов, пощечина общественному вкусу. Вседозволенность. Или агрессивно-наглое поведение с отказом от всех нравственных норм, выработанных веками. Однако все это не имеет ничего общего с подлинным содержанием понятия «свобода». Все это – рабство, жалкое раболепие перед Западом, который прививает свои «ценности» для разложения морали и подчинения «гоев» интересам кучки ненасытных рабов желтого дьявола.

Мария Шамилевна являла собой образец подлинной свободы личности, у которой «своя голова на плечах». Она никогда не была подвержена массовому психозу, не посчиталась с общественным мнением, навязанным атеистическими СМИ, с мнением полуученых и оказалась в одном ряду с истинными подвижниками науки, Нобелевскими лауреатами, чьи открытия привели их к Вере. Ее независимость от людского мнения была абсолютной. Она не вписывалась ни в какие рамки. Не потому что стремилась к этому, а потому, что это было естественным проявлением ее неординарной натуры. Кому, например, придет мысль оставить студентку в новогоднюю ночь, увести ее к себе домой и заставить заниматься русским языком из-за двойки по диктанту?! И та на нее не только не обиделась, но вспоминала с благодарностью ее строгость и справедливость.

Свобода Марии Шамилевны была неразрывно связана с ее пониманием смысла жизни. Она видела его в том, чтобы спасать людские души. Сначала от светского невежества, а потом – духовного. Была ли она счастлива? И вообще, что такое счастье? Для обывателя – это семья, дети, деньги, власть, почет и т.д. Это для тех, кто мыслит сугубо земными категориями и возводят временное жилище, словно на века. Но есть и люди, которые знают о своем возвращении к постоянному адресу и ориентируются на это. Мария Шамилевна руководствовалась Небесной философией. Она понимала, что подлинное счастье – это удостоиться довольства Всевышнего. И стремилась к этому. Именно правильное понимание смысла нашего пребывания на земле наполнило ее жизнь богатым содержанием.

Строительство мечети




















Вся земля – молельный дом. И все же храм – особое место на этой земле. Потому что здесь собираются братья и сестры по вере, чтобы плечом к плечу, вместе поклоняться Тому, Кто властен над всем миром. Потому что здесь звучит проповедь, заставляющая еще раз задуматься о своей душе, о жизни, задаться вопросом: что я приготовил(а) назавтра?

Так суждено было Всевышним, чтобы Его Дом возводила она, Для святого дела Мария Шамилевна пожертвовала всем, чем владела: солидной премией, полученной за методику, гонорарами, зарплатой. Распродала все, что имела; из 3-комнатной квартиры переселилась в однокомнатную «хрущобу». Конечно, строительство такой мечети, какую она создала с Божьей помощью, требовало гораздо больших затрат, чем располагала эта женщина. И ей приходилось неоднократно обращаться за помощью к спонсорам. Она не просила, не клянчила, но говорила о том, что строит не для себя, напоминала власть и деньги имущим о смерти, о конечности их земного бытия, пробуждала в них совесть и таким образом впрягала в благотворительность.

Она добивалась поставленной цели разными способами, находила в каждом человеке ту «кнопку», которая приводила к необходимому результату: могла быть беспомощной женщиной, просительницей, убеждающей с помощью логических доводов, бывала и напористой. Если все это не помогало, ставила вопрос: «Если не ты, то кто же мне поможет?» и при этом была всегда естественной. Решимость, убежденность в праве не только призвать, но и принудить к участию в строительстве мечети проистекали из сознания наместничества, ответственности за порученное ей дело на этой планете. «Вот твой Господь сказал ангелам: «Я установлю на земле наместника»…» (2:30).

Это сознание помогало ей преодолевать трудности. Да она и не искала легких путей. И мечеть Мария строила не на принципах экономии. Она знала, Чьим Высочайшим Именем руководствуется, знала, что строит, для кого строит, и не позволила ни себе, ни другим никакой халтуры. Об этом свидетельствует каждая деталь. Поражает богатейшая кружевная отделка молельных залов, для которых были использованы сложнейшие орнаменты из Корана. С каждым посещением поражаешься красоте и легкости лепки, продуманности архитектоники во всех деталях, за которыми чувствуется некое коллективное бескорыстие и трепетное служение Создателю.

Кажется, собранность, дисциплинированность Марии Шамилевны передалась всему. Она сказалась и в архитектуре, и в орнаменте, и в подборке аятов, сверкающих золотом по периметру молельного зала, не дающим расслабиться. Сияющий небесным светом минбар завораживает и уводит ввысь, Туда, откуда приходит человек в этот мир и Куда уносится потом душа. Все ее светлые чувства влились в раствор, скрепивший кирпичи Божьего храма, вплелись в чудесный кружевной узор белоснежной легкой лепки, придающей бестелесность просторному молельному залу, уводящему душу в небесную высь…

Здесь стоит особенная тишина, нарушаемая только голосом имама, читающего молитву или хутбу. В этой мечети не может быть пустых разговоров. Здесь царит такая атмосфера, такой покой, что не хочется уходить; умиротворение вызывает ощущение, будто во всем мире царит только согласие и немыслимо иное рядом с этой устремленностью в Небо. Можно по-хорошему позавидовать всем тем, кто оказался вовлеченным в это святое дело. Время и средства, потраченные на строительство Божьего храма, будут высоко вознаграждены Там, где наши дела лягут на Весы Справедливости. Эти люди могли прожить жизнь, так и не задумавшись по-настоящему о смысле бытия. Могли жить бездуховно по примеру тех, кто успокаивает себя всеобщей беспечностью: «Будем, как все». Теперь они помнят о Небе.

Мария Шамилевна была устремлена в будущее. Она верила, что в мечеть будут приходить не только молиться, но также здесь будет учиться молодежь, которую спасут от ошибок только Вера и Знание. И потому она включила в проект мечети также аудитории для медресе. Ей было дано понимание необходимости сочетания духовного образования с научным, и потому она обращалась к знакомым с просьбой жертвовать книги по разным отраслям знания для библиотеки медресе.

Проработав всю жизнь на ниве просвещения, Мария Шамилевна не могла мириться с невежеством и потому работала неистово, заражая своей неутомимой энергией всех окружающих. С одержимостью и напористостью она двигала науку и строила мечеть. Она не кричала об этом, но любила свой народ и хотела пробудить его сознание, открыть глаза на огромный мир, излечить от духовной слепоты, как в свое время Пушкин, оставивший своему народу духовное завещание, увы, не услышанное до сих пор:

Он милосерд.

Он Магомету Открыл сияющий Коран.

Да притечем и мы ко свету,

Да ниспадет с очей туман!

Увы, бродит в тумане наш народ, избрав для себя «светский», понимаемый как безбожный, путь. Небесный голос вменил ей в обязанность возведение храма, и она посвятила высокой цели все свои силы и средства, а также силы и средства верующих, пожелавших участвовать в святом деле. Понимала, какая огромная ответственность лежит на ней. Этот трепет пронесла она до самого последнего вздоха. Но, и умирая, она поручила дело всей своей жизни тем людям, которые совсем не случайно оказались на ее жизненном пути. Тем самым она оказалась выше многих великих деятелей, которые вершили дела, не позаботившись о наследниках, и дела которых прекращались с их уходом из жизни. Многие ее не понимали, когда она была среди нас. Говорили: если нет денег, зачем начинала строить? Что за блажь? Не могла она отвечать на эти колкости. Не до того ей было. Силы и время направляла на более полезную деятельность.

Да, ее не понимали при жизни. Не понимают Марию Шамилевну и теперь. Далеко не каждый способен поднять тот груз ответственности, какой был возложен на нее. Она была у нас одна такая. Все, к чему она имела отношение, отмечено печатью продуманности, завершенности, высокого качества. Чтобы отважиться на такой подвиг, какой совершила эта незаурядная женщина, нужна большая убежденность в том, что Он поможет. И она ощущала эту Его поддержку. Часто повторяла, что строит мечеть Он (хвала Ему!), а не она.

Когда заканчивались деньги, знала, что они найдутся. Когда нужны были мастера, знала, что они отыщутся. И никогда не обманывалась в своей надежде. Ежедневно она ощущала Его Десницу. Вера в то, что все это не напрасно, поддерживала ее слабеющие с годами силы. Поэтому не отчаивалась, если кончались деньги, если встречала препоны. Ведь Коран гласит, что отчаиваются в помощи Аллаха только неверующие.

Некоторые богатые тоже строят мечети, но поскромнее. Кто-то в благодарность Всевышнему, с верой на вознаграждение. Кто-то на всякий случай. Кто-то потому, что родители были верующие. Может, есть и другие причины. Не знаю. Знаю только, что Мария искренне и с убежденностью в необходимости задуманного дела возводила свой храм. Человеку свойственно стремление оставить по себе хорошую память. По нашим кладбищам можно судить об экономическом положении наследников. Порой они воздвигают на могилах целые комплексы, нимало не считаясь с тем, что тем самым причиняют страдания своим усопшим.




















Неприметна могила Марии Шамилевны среди соревновательных стел с портретами, которые призваны удивить живых угасшей красотой ушедших. Такое у нас отношение к жизни и смерти. И все же истинная память не имеет ничего общего с «мраморной слизью». Она создается не в цеху камнетесов, а в трудовом цеху, в котором протекает человеческая жизнь. Как правило, она соответствует масштабу личности. Памятник Марии – не кусок камня, который установили на ее могиле преданные ей друзья. Ее памятник – это, в первую очередь, Светлая мечеть, стоящая между Псынабо и Кахуном, что само по себе является символом того перепутья, на котором находится всякий живой, пока не перешагнет последний рубеж.

Когда азан призывает на молитву, кажется, что ее голос вливается в святой призыв. Что мешает вовремя воздать должное таким людям при их жизни? Наверное, зависть к чужим успехам. И еще нежелание признаться в своей беспомощности, не- желание видеть себя посредственностью. И, наверное, неудобные их характеры, которые требуют от нас пони- мания и снисхождения к их «слабостям». И только потом, когда душа покидает этот бренный мир, уходит куда-то все несущественное и остается то дело, которому суждено еще долго жить. Пока живы те, кто знал ее, очень важно, чтобы они по- делились своими воспоминаниями.

Убеждена, что она со временем станет легендой, и ей будет приписано многое, что не было ей свойственно. Одни будут ее изображать святой, другие – неадекватной. И будут неправы и те, и другие. Хочется, чтобы ее реальный портрет был сохранен. Для чего? Чтобы кто-то в нашем народе еще вдохновился на большое, масштабное, нужное дело, чтобы мы по- верили в свои силы. И воздвигли бы собор. Не только в форме мечети. Но непременно нравственный, достойный звания человека. Хочется, чтобы пример ее бескорыстного подвига остался с теми, кому придется жить после нас.

Галина ТЕМИРЖАНОВА-ЕМЫКОВА





 

 


НАУКА

МОЯ РЕЛИГИЯ

ИСТОРИЯ

АРХИВ

    

ФАТУА

Напишите свой вопрос, на который хотите получить ответ.

   

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31
КБР г.Нальчик

Ученые Ислама

 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
 

Copyright ©"ИСЛАМ в Евразии"