الإسلام في أوراسيا

"ИСЛАМ в Евразии" электронное периодическое издание Информационно-аналитический портал. КБР г.Нальчик ПИ № ФС77-37355 ЭЛ № ФС7737356 КБР г.Нальчик 2010г.

            ГЛАВНАЯ   В РОССИИ   В МИРЕ   АКТУАЛЬНО    АНАЛИТИКА   СТАТЬИ    ЭКОНОМИКА   НАУКА   РЕЛИГИЯ    ИСТОРИЯ    ОБЩЕСТВО    МОЗАИКА   ФАТУА

 

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

 

 

Абу Ханифа












 

 

ОБЩЕСТВО

Хаджимурат Гацалов: Всевышний Аллах не изменит положения людей, пока они сами не изменятся
















В начале года стало известно об угрозах в адрес Председателя Духовного управления мусульман Северной Осетии-Алании Хаджимурата-хаджи Гацалова. Это не первый случай, когда духовный лидер республики подвергается нападкам. О том, что сегодня происходит в мусульманской общине, как ситуация отразилась на республике, в нашем интервью с муфтием.

- Хаджимурат-хаджи, всех встревожило сообщение о готовящемся на вас покушении. Вы обратились в правоохранительные органы? На какой стадии расследование?

- Было обращение в прокуратуру республики, переговоры с руководителями разных ведомств, но конкретного ответа по поводу расследования угрозы в мой адрес пока нет.

Это не первая агрессия, направленная против Духовного управления мусульман Северной Осетии-Алании. Последние четыре года мы регулярно ощущаем давление. Такие факты, как убийство двух имамов – моих заместителей – никто не забыл. Убийцы не найдены, оба следственных дела находятся в подвешенном состоянии.

На днях просматривал свои публикации и наткнулся на заявление, которое сделал после убийства Ибрагима Дударова. Я написал, что если расследование не будет доведено до конца, не найдут организаторов и заказчиков, то все, что потом может случиться с имамами или со мной, за это мы возложим ответственность на правоохранительные органы.

Убийцы Ибрагима Дударова не найдены. Потом погиб Расул Гамзатов, преступление тоже не расследовано. Угрозы в адрес муфтия звучат не в первый раз. Наблюдается прямая тенденция по подавлению любой исламской мысли в Осетии.

Три года назад на Общественном совете Министерства по делам национальностей я сказал, что в Осетии нет борьбы с радикализацией, а есть борьба с Исламом. Я и сегодня от этих слов не отказываюсь, ситуация остается острой. Из наших заявлений выводы не сделаны. Если это не правда, наверное, нужно поинтересоваться у муфтия, почему делает такие жесткие заявления?

Я пригласил актив Общественного совета Министерства по делам национальностей в ДУМ, в мечеть. Предложил им послушать наши проповеди, есть ли в них радикальные идеи. Надо дать им должное, на самом деле несколько человек приходили, участвовали в наших мероприятиях. Они пришли к выводу, что никакой радикальной политики в ДУМ Осетии не ведется.

А это значит, что мои предположения о борьбе с Исламом в республике подтверждаются.

Есть фотороботы людей, которые убили Расула Гамзатова, но они не обнародованы. Они очень четкие, по ним вполне возможно узнать людей. На мои вопросы, почему они не опубликованы, мне ответили, что их могут узнать и убить. Это свидетельствует о том, что расследовать убийства имамов никто не хочет.

В деле Ибрагима Дударова и Расула Гамзатова были изучены все версии: проблемы внутри Духовного управления, финансовые вопросы, организация хаджа. Ни одна из них подтверждения не получила. Другие версии не отрабатываются.

Угрозы в мой адрес серьезные. Я заметил слежку за своей машиной, то же самое было до гибели Расула Гамзатова – за ним следили.

Я разговаривал с молодым человеком, который передал информацию о готовящемся на меня покушении. Он вынужден был сказать, что все придумал. Он очень запуган, и его страхи можно понять.

- Недавно в республике произошли политические изменения – сменился глава региона и министр внутренних дел. Вы можете сказать, что это как-то повлияло на ситуацию в мусульманской общине Северной Осетии?

- Глава республики только пришел к власти, он вникает в состояние республики, регулирует политические вопросы, связанные с организацией кабинета министров, другими моментами. Думаю, Таймураз Агузаров во всем разберётся.

- Угрозы в ваш адрес как-то повлияли на мусульманскую общину Северной Осетии-Алании?

- Конечно, община стала сплоченнее, она единится. Если кто-то думает, что мусульмане испугаются, что я оставлю свой пост, они ошибаются.

В Осетии стабильная ситуация. Основная заслуга в этом, наряду с остальными органами, принадлежит имамам, которые работают с людьми, с каждым мусульманином.

Но с другой стороны, как относиться к убийствам имамов, которые работают по профилактике радикализации? Кто виноват, что убили имама, который выпустил целую работу по профилактике экстремизма в молодежной среде? Кто борется с Духовным управлением, который стоит на переднем плане противостояния с радикализацией?

Я считаю, что работа правоохранительной системы должна быть направлена на профилактику, на превентивные меры, на предупреждение. Если в республике спокойно, сохраняется мир, стабильность, их можно только награждать и всячески поддерживать.

Но если мира нет, то значит, они не работают, или работают недостаточно хорошо. Других мыслей у меня нет.

- В вашем большом интервью после гибели Расула Гамзатова вы говорите, общество изменилось настолько, что люди не спрашивают, почему убивают имама, а спрашивают, когда же убьют вас. Эти слова было страшно читать. Как такое возможно? Если кому-то нужна кровь, боюсь, на Кавказе ее слишком много.

- Наверное, уровень воспитанности, человеколюбия на таком уровне, что муфтию задают такие вопросы. Страшно осознавать, что люди привыкли к смерти, она стала обыденностью.

Факты, которые не касаются человека конкретно, не вызывает в нем каких-то чувств. Но смерть человека – трагедия, а тем более молодого. К сожалению, наверно, так думают не все.

А что происходит с мусульманами вообще никому не интересно. Я пришел к такому выводу, наблюдая за обществом. Но люди не понимают, что мусульмане активная часть общества. Преступление, совершенное одним человеком, называющим себя мусульманином, не означают, что Ислам призывает к правонарушениям.

Вот недавно во время допроса был насмерть забит человек. Этот факт взволновал республику, следствием этого стали увольнения в правоохранительных органах. Убийство Цкаева всколыхнуло Осетию, и слава Богу. Значит, не все люди равнодушны.

Но арест, пытки и унижения 18 мусульман, к которым применялись все недозволенные методы воздействия, не вызвало никакой реакции у общества. Люди предпочли сделать вид, что ничего не произошло.

- Какое-то общественное равнодушие?

- Да, если дело коснется человека лично, он не будет сидеть сложа руки. Но нарушение прав соседа, друзей, членов общества многие предпочитают не замечать. Нет общественного осуждения, как принято в Исламе. Порицайте порицаемое!

Если порицаемое не получает должной оценки, оно станет обыденностью. Тогда становятся возможными пытки, убийства в здании правоохранительных органов, покушения на имамов, угрозы муфтию.

Всевышний Аллах сказал:

«Я не изменю положения людей, пока они сами не изменятся».

Эти слова должны войти в сердце каждого, поскольку очень актуально сегодня. Но пока мы надеемся на то, что нас ничего не коснется, что ситуацию за нас изменят другие.

Давление на Духовное управление мусульман Северной Осетии, на мой взгляд, связано именно с тем, что мы не молчим, призывает к благому и осуждаем порицаемое.

- О профилактике асоциальных явлений, противодействии распространению разного рода идеологий говорят на всех уровнях. Но, кажется, общие фразы, масштабные мероприятия с многотысячным охватом молодежи, призывы уже не работают и не достигают цели.

- Профилактика должна быть комплексной, вбирать в себя разные мероприятия. Собрания с большим количеством людей, конечно, нужны. Но необходимо найти путь в сердце, в душу, в умы каждого молодого человека.

Тема воспитания молодежи, противодействия распространению радикальных идей – главные задачи ДУМ. Работа должна быть не фрагментарной, не от случай к случаю, а ежедневной. Молодому человеку недостаточно раз в месяц услышать какую-то историю о вреде экстремизма, он должен сам осознать, какое зло оно несет.

В прошлом году я присутствовал на отчетном собрании Министерства по делам национальностей. Там привели статистику работы по профилактике радикализации. Кажется, речь шла о 90 встречах с молодежью, но при этом представители Духовного управления ни на одно из них приглашены не были. Хотя, я больше чем уверен, что говорили об Исламе.

Недавно в Пригородном районе было мероприятие против радикализации в молодежной среде. Мне рассказали, что люди, которые читали там лекции, прямо сказали, что Ислам и есть радикализация. Вот такой подход к теме.

Духовное управление мусульман обвиняют в замкнутости, но это не правда. ДУМ сотрудничает со всеми государственными органами, ведомствами, министерствами, общественными организациями, национально-культурными центрами. Но кому-то выгодно этого не замечать.

- Очень было приятно ваше появление в социальной сети Фейсбук. Вашу страницу интересно читать. Часто приходится слышать, что проигрывается информационная война, что вербовка идет в сети Интернет. А ваша страничка, сайты духовных управлений мусульман в субъектах России тоже своего рода профилактика…

- Может это так и есть, но я не понимаю, зачем искать ответа на конкретные вопросы, связанные с Исламом в интернет, если есть имам, которого люди знают? Заходя к кому-то на сайт, на страничку в социальной сети, мы же не знаем, кто он, где получил знания, насколько его слова достоверны, какие цели он преследует.

Вне зоны так нашей пропаганды остаются люди, которые не ходят в мечеть. Как до них довести, что знания – в мечети, у имама, у муфтия, а не в интернете? Эти люди и ищут одиозные идеи. Наверное, это следствие отсутствия мира в душе, благого нрава.

К сожалению, мы, старшее поколение, упустили время, возможности. Вот ты говоришь социальная сеть, но давай посмотрим на элементарные вещи – какие ошибки люди допускают в комментариях, как грубо обращаются друг с другом. Все это общие тенденции, которые сегодня происходят во всем обществе.

Нынешняя молодежь – дети людей, чья молодость пришлась на 90-е годы прошлого века. Это было время беззакония, падения нравов. Отголоски этого времени мы сегодня и получили.

Адат кавказцев, осетинский агъдау утеряны, надо в этом себе признаться. Поэтому воспитание, обучение, культурное образование выходят на передний план. Но без религии, без веры человек не станет носителем культуры.

- Чуть раньше в мечети Владикавказа обвалился потолок. В каком состоянии сегодня мечеть?

- Это давняя проблема. Там были подтеки, вся несущая система сгнила, обрешетка, на которой держится потолок, тоже в плачевном состоянии. Мечеть была включена в программу «Культура России», в ее рамках предполагалась реставрация здания, была подготовлена проектно-сметная документация, и даже проведены некоторые работы, в том числе художественная раскраска. Но они не доведены до конца. Это было пять лет назад.

С тех пор ежегодно готовим большое количество справок, документов, писем, чтобы завершить реставрацию мечети. Я лично выезжал в Москву, представлял их на конкурсные комиссии, но в последний момент наш проект почему-то снимался.

В этом году все же нам удалось войти в программу. Благодаря усилиям главы Северной Осетии-Алании Таймураза Агузарова, сенатора от республики Александра Тотоонова, который провел колоссальную работу, Совета муфтиев России Владикавказскую мечеть включили в план работ на 2016 год.

- На самом деле Владикавказская мечеть – символ Осетии. Достопримечательность, увидеть которую стремятся все гости города. Наверное, не только муфтий, но и мусульмане должны оберегать ее…

- Владикавказская мечеть – одно из красивейших зданий. Она включена в перечень памятников федерального значения, поэтому каких-либо работ самостоятельно проводить не можем.

Да, мечеть памятник – культуры, она уникальна с точки зрения архитектуры, религиозной культуры.

Несколько месяцев назад мы провели интересную акцию – на здании мечети была размещена бегущая строка. Там цитировали аяты из Корана и хадисы, которые были посвящены уважительному отношению к родителям, старшим, морали, призывам к добру.

Вечером на площадку перед мечетью стали собираться люди, им было интересно, некоторые даже записывали их. Потом стали подходить, спрашивать, интересоваться. Людей заинтересовала акция. Когда человек видит призыв к благому, осуществляемый мусульманами, то начинает по-другому воспринимать Ислам. Но нас заставили снять строку. Хоть шел призыв к добру, к милосердию, но кому-то это не понравилось. Нам пришлось все прекратить.

- В одном из интервью в 2013 году вы сказали: «… ситуация в Северной Осетии стабильна, республика по праву считается самым спокойным регионом на Северном Кавказе. У нас нет никакой межнациональной межрелигиозной розни, тем более вражды…». Сегодня, в свете всего произошедшего, в том числе убийства Ибрагима Дудапрова и Расула Гамзатова, почти повсеместного роста исламофобии вы можете эти слова еще подтвердить?

- Да, я их подтверждаю. Северная Осетия-Алания стабильная республика. У нас хорошие отношения в обществе, сложились связи со всеми структурами, организациями, ведомствами. Но самое главное, мы чувствуем уважение от общества, от людей.

Хочу привести такой пример. Часто поднимался вопрос Азана во Владикавказской мечети, что он мешает людям. Утренний и ночной Азан мы не проводим, чтобы не нарушать закон о тишине в общественных местах.

Но вопрос все время всплывал, причем поднимали его люди, которые не живут рядом с мечетью. В связи с этим одна из организаций, которая к нам никакого отношения не имеет, провела опрос среди жителей прилегающих улиц. По его результатам абсолютное большинство – около 97 процентов жильцов – сказали, что воспринимают Азан нормально, что он не вызывает каких-то отрицательных эмоций, не мешает им.

Или другой пример, в одном из вузов республики провели опрос, как студенты относятся к мусульманкам, которые одеты по канонам Ислама. По поводу покрытых девушек тоже много разных мнений, что это радикализм, ограничивает ее права и так далее. Один из вопросов звучал так, посмели бы вы приставать к девушке, которая одета по мусульманским нормам. Из 10 человек только один ответил положительно, но оговорился, что только если бы имел серьезные намерения. Разве это не показывает отношение к мусульманам?

Сегодня в Осетии много девушек, одетых по предписаниям Ислама. Если лет пять-шесть назад их провожали недобрыми взглядами, могли вслед сказать что-то оскорбительное, то сегодня негативной реакции нет.

- Я не могу не спросить вашего мнения по поводу ситуации вокруг беженцев из Сирии и стран Ближнего Востока в Европу, по поводу событий в Кёльне, других европейских городах, речь идет о насилии над женщинами. Откуда такой всплеск насилия, а его связывают именно с мусульманами?

- Я писал по этому поводу большой пост в Фейсбуке. Мусульмане приехали в Европу, которую они же считают развратной, распущенной. А что они там показали? Что они намного хуже, что они насилуют, унижают людей. Разве потом европейцев убедишь, в том, что Ислам призывает к добру?

У меня много мыслей по этот счет. По телевидению показывают, как они прорывают границу, как грубо ведут себя в лагерях. Все это говорит о высокомерии беженцев по отношению к стране, приютившей их. Они возмущаются, требуют, но на каком основании?

Кто ушел в Европу? Молодые здоровые мужчины. Почему они не остались защищать свой дом, село, город?

Я много думал обо всем этом. Беженцы – выходцы из тех стран, где традиции Ислама не прерывались. Их отцы, деды, прадеды были мусульманами. В этих странах не было 70 лет отрицания религии, как в России. В них положения Ислама должны соблюдаться настолько, что у жителей не должно быть и мысли о насилии над женщинами. Эта маленькая часть людей поставила большое пятно на религии.

В Европе было немало мусульман, европейцы потихоньку привыкали к тому, что в их городах появляются мечети, звучит Азан. Но, боюсь, сегодня этого уже не будет. Разве это не удар по Исламу?

Ислам запрещает всякое насилие даже над животными, не говоря уже о людях. Боюсь, вся эта ситуация на Ближнем Востоке, в Европе будут иметь большие последствия.

Беседовала Фатима Тикаева

 

 


НАУКА

МОЯ РЕЛИГИЯ

ИСТОРИЯ

АРХИВ

    

ФАТУА

Напишите свой вопрос, на который хотите получить ответ.

   

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31
КБР г.Нальчик

Ученые Ислама

 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
 

Copyright ©"ИСЛАМ в Евразии"