الإسلام في أوراسيا

"ИСЛАМ в Евразии" электронное периодическое издание Информационно-аналитический портал. КБР г.Нальчик ПИ № ФС77-37355 ЭЛ № ФС7737356 КБР г.Нальчик 2010г.

            ГЛАВНАЯ   В РОССИИ   В МИРЕ   АКТУАЛЬНО    АНАЛИТИКА   СТАТЬИ    ЭКОНОМИКА   НАУКА   РЕЛИГИЯ    ИСТОРИЯ    ОБЩЕСТВО    МОЗАИКА   ФАТУА

 

Ученые Ислама

 

 

Абу Ханифа












 

 

ИСТОРИЯ

Влияние арабов на средневековую культуру Запада
















Когда арабы мощным потоком перемещались по древним странам Ближнего Востока, Средней Азии, Северной Африки, ничто не предвещало, что здесь произойдёт чудо рождения блестящей культуры. Арабам не было известно практически ничего, что давно знали завоёванные ими народы. Арабы принесли Ислам, который приняли местные жители. Ислам стал основой развития культуры мусульманского Востока. Учение Мухаммада (мир ему и благословение) было терпимо к иноверцам. Во время зарождения ислама арабы без труда усвоили великие культурные традиции, завоёванных ими народов. Арабы проявили редкую готовность слушать и впитывать мудрость народа, на земли которых они пришли. Так и получилось, что в мусульманской культуре средневекового Востока в прекрасный узор вплетены нити греческих и персидских, армянских и индийских, римских и среднеазиатских, еврейских, сирийских и египетских культурных традиций.[1]

Так кто же были эти арабы, которые, подобно вихрю, пронеслись по огромной территории, увлекая за собой миллионы людей и завоёвывая огромные территории?

Понятие «арабы» на протяжении всей истории меняло своё значение. До VII в. «арабами» называли, в основном, кочевое население Аравийского полуострова, а также население оседлых земледельческих общин южной Аравии и немногих оазисов северных и центральных районов страны. Сопредельные области и страны Ближнего Востока населяли народы, говорившие на разных языках и исповедующие различные религии. Кочевники Аравийского полуострова оказывали постоянное давление на две могущественные империи Ближнего Востока – Византию и Иран. Бедуины группами ушли за пределы Аравийского полуострова и ещё в первые века нашей эры образовали на его северных границах небольшие арабские княжества (гассанидов в южной Сирии и лахминидов на границе с Ираком). В VII в жители Аравийского полуострова приняли новую религию – ислам, вошли в состав нового арабо-мусульманского государства – халифата и начали свои грандиозные завоевания.[2]

После смерти Пророка Мухаммада (мир ему и благословение) в 632 г. государством стали управлять его преемники – халифы. При первых четырёх халифах арабы завоевали огромные территории в Азии, Африке и Юго-Западной Европе. Ещё при Абу-Бакре началась война арабов с Византией, а к 640 г. они завоевали Сирию и Палестину, в 640 г. – Египет, в 651 г. – Иран, в 689г. – часть северной Африки. К 711 г. арабы вышли к проливу, отделявшему Африку от Европы. Поход осуществлял арабский военачальник Тарик. В Европе вечным памятником ему стал названный его именем Гибралтар (Джабаль (Габаль) Тарик – Гора Тарика). Им была покорена Испания. В начале VIII в. арабы доходят до берегов Инда. 661-750 гг. – годы правления халифов Омейядской династии, которые в 750 г. были сменены династией Аббасидов, на правление которых (750 – 1258 г.) приходится расцвет арабо-мусульманской культуры.

Начало самостоятельному княжеству – Кордовскому эмирату, впоследствии халифату, было положено в 755 г. принцем Абдуррахманом из династии Омейядов, который бежал в Испанию из Дамаска от преследований Аббасидов. Легенда гласит, что он посадил первую пальму в Испании и у её подножия изливал свою тоску по родине, сравнивая себя с этим одиноким деревом.

Из Испании в первой половине VIII в. ещё при Омейядах было совершено нападение на Галлию, в которой уже сложилось государство франков, но здесь в 732 г. арабы проиграли майордому Карлу Мартеллу битву при Пуатье. Их дальнейшее продвижение в Европу было остановлено. После распада монархии Карла Великого, они напали на Южную Италию, а в Сицилии и Сардинии им удалось укрепиться на долгое время.

Менее трёх веков просуществовала Омейядская династия в Кордове. Опустошённая войнами, она пала в 1031 г. В Испании возникли много мелких самостоятельных княжеств почти во всех крупных городах : Кордове, Толедо, Саргоссе, Севилье, Валенсии и др.

Постепенно христиане отвоевали эти города у «мавров». И лишь в конце XV в. пала здесь последнее владение мусульман – Гренада. В середине XI в. Западные рыцари отвоёвывают у сарацинов Сицилию и Южную Испанию. К этому же времени относится образование христианского государства на Пиренейском полуострове. Но самое значительное событие этой эпохи – крестовые походы двувековья (1096 – 1291), борьба христианской Европы с мусульманским Востоком, которая имела огромное значение во взаимоотношениях Запада и Востока.[3]

Ещё в годы существования халифата в городах и, особенно, в его столице – Багдаде в результате взаимовлияния и взаимного культурного обогащения различных этнических и религиозных групп постепенно создавался органический сплав культурных традиций, составивший в дальнейшем основу синкретической культуры халифата.

Арабо-мусульманская синкретическая культура оказала воздействие на становление средневековой европейской культуры. Основным направлением проникновения этой культуры в Европу был крайний запад мусульманского мира – Андалусия (Арабская Испания), а также с началом крестовых походов - Италия, Палестина и Сирия на Востоке. Крестоносцев привлекали сказочные богатства Востока : дорогие ткани, золотые украшения, искусно сделанные стеклянные кубки, пряности, – всё то, что попадало в Европу через купцов.

Проникнув на Восток, крестоносцы начали заимствовать различные элементы материальной и духовной культуры, которые по сравнению с полуварварскими обычаями средневековой Европы, отличались изысканностью. Америко Кастро писал: «Победоносные войска христиан не могли сдержать изумления при виде величия Севильи. Христиане никогда не знали ничего подобного в искусстве, экономическом блеске, гражданской организации, производстве, научном и литературном творчестве».[4] В результате, многие христианские феодалы-крестоносцы по своему внешнему облику почти не отличались от своих соседей – мусульман. Балдуин из Эдессы (XII) носил восточное платье и принимал гостей по восточному обычаю, сидя на ковре. Танкред из Антиохи чеканил монеты по мусульманскому образцу. О том, какое впечатление производила на «франков» мусульманская культура, рассказывает в своих мемуарах («Книга назидания») сирийский эмир Усама ибн Мункыз (XII в.).[5]

Важным было влияние и Сицилии, где большое развитие получила переводческая деятельность и архитектура.

Однако наибольшую роль в ознакомлении Европы с мусульманской культурой сыграла Андалусия, как называли арабы завоёванную ими часть Испании, куда арабо-мусульманская культура проникла в начале VIII в., в период, когда латинская культура Испании была ослаблена нашествием готов. Семь веков власти арабов в Испании. Арабо-мусульманская материальная и духовная культура постепенно проникает и на север, и за пределы Пиренейского полуострова.

«Мавританская» культура, окружённая в сознании христиан романтическим ореолом, постоянно привлекала к себе внимание, особенно после того, как у арабов были отвоёваны крупные города – центры мусульманской культуры в Испании. Возрастающий интерес к мавританской культуре привёл к появлению всё большего количества переводов с арабского на латинский.[6]

В Толедо ещё в XII в. существовала коллегия переводчиков, поставившая целью перевод основных философских произведений с арабского языка. В работе коллегии принимало участие много учёных, приехавших из разных стран Европы. Во второй половине XIII в. с избранием королём Альфонса X «Учёного», в Толедо, в «Академии переводчиков», где переводились, главным образом труды по математике, астрономии, оптике, медицине, отмечается новая волна влияния мусульманской культуры в Испании.[7]

Благодаря переводам в европейскую схоластику проникли элементы арабской мусульманской философии (в первую очередь авероизма и мистики).

Арабский язык стал для жителей всего халифата языком общения, основой общей культуры. Знание арабского языка было необходимо купцу, путешественнику, который с его помощью мог объясниться с мусульманами Испании и стран до границ Индии. Даже после распада халифата арабский язык не утратил своего значения в качестве орудия распространение культуры искусства. На нём продолжали писать свои труды богословы, учёные и философы, вне зависимости от того, к какой этнической группе они принадлежали.

Распространение арабского литературного языка по всей территории халифата благотворно сказалось на развитии средневековой арабо-мусульманской науки, помогло общению учёных и установлению связей между научными центрами империи. Арабский литературный язык способствовал сближению далёких, в этническом и языковом отношении, групп, что привело, в конечном счёте, созданию единого арабо-мусульманского культурного региона.

В развитии арабского языка особую роль сыграла переводческая деятельность. Переводились труды античные, иранские, индийские.

Работа по переводу научных и философских трудов в Халифате велась гораздо масштабнее, чем в средневековой Европе и предназначалась для более широкой аудитории. Они переводили с греческого и индийского сочинения, содержащие практически полезные знания. Их интересовали сочинения по астрологии и астрономии, алхимии и медицине.[8]

Искусство перевода рассматривалось как специальность, требующая особых навыков и хорошего знания языков. Тонкости этого искусства передавались из поколения в поколение. Особенно прославились в качестве переводчиков с греческого сириец Хунайн ибн Исхак (810-873) и его сын Исхак ибн Хунайн, сабий из Харрана Сабит ибн кура (836-901), а с персидского Хасан ибн Сахль ( умер 850 и Абдаллах ибн аль-Мукаффа (721-757).[9]

Были переведены на арабский язык почти все основные труды древнегреческих и эллинистических учёных по самым различным отраслям науки: философии, логике, медицине, математике, астрономии, географии, фармакологии, музыке. Переводились труды Пифагора, сочинения Платона и Аристотеля («Органон»), сочинения философов Порфирия и Плотина, Эвдемия, Ямвлиха, Прокла, Иоанна, грамматика Александрийского, сочинения Эвклида, Архимеда, сочинения Аристарха по астрономии, Клавдия Птолемея, все сочинения Гиппократа. Много раз переводились сочинения философов неоплатонической школы Порфирия и Плотина, а также комментарии Александра Афродизийского, которого мусульманские философы считали одним из лучших комментаторов Аристотеля. «Аль Магест» Клавдия Птолемея переводился много раз, так же как и его «География», сочинение о законах движения звёзд и астрономические таблицы. Мусульманские учёные-астрономы считали Птолемея основателем астрономии и географии и одним из величайших учёных древности. Раньше всех были переведены все сочинения Гиппократа.

Отдельные работы, переведённые на арабский язык, появились уже в VII в. Особого размаха переводческая деятельность достигла при аббасидском халифе аль Мамуне (VIII – IX вв.). Аль-Мамун снарядил несколько «научных экспедиций» для разыскания греческих книг и вёл специальную переписку с византийским императором по этому поводу. Для перевода сочинений, присланных из Константинополя по его просьбе, аль-Мамун создал специальную «переводческую коллегию» под названием «Дом мудрости», представлявшую собой организацию переводчиков. «Дом мудрости» находился в Багдаде и помещался в специальном здании, где имелась богатая библиотека с рукописными книгами на разных языках, читальный зал и комнаты для работы.[10]

Деятельность переводческой коллегии аль-Мамуна способствовала развитию арабского языка, особенно, его научной терминологии, которая к концу IX в. была почти окончательно разработана по всем отраслям науки: философии, астрономии, математике, медицине и др. Арабский язык становится одним из наиболее разработанных языков средневековья и служит на протяжении многих веков языком художественного и научного творчества ряда мусульманских стран.

Стоит отметить, что в Арабском халифате Средневековья, в частности в Андалусии, образованными людьми были не только учёные и деятели культуры и искусства. Каждый горожанин свободно владел арабским литературным языком, умел читать и писать. В противоположность другим европейским странам, грамотности в Андалусии уделяли огромное значение. Первая школа в Испании была основана в 13 в. Наряду с Кораном, письмом, изучались медицина, математика, философия, астрономия. При халифе аль-Хакаме в одном Кордове было 27 учебных заведений. В этом же халифате находился один из крупнейших библиотек мира. Появилась арабская бумага, постепенно вытеснявшая папирус и пергамент. Известно, что способ изготовления дешёвой бумаги в промышленных масштабах - тоже изобретение мусульман. Запад перенял искусство приготовления бумаги и ведения бумажного делопроизводства у мусульман. Профессор Пражского Исламского Института Жак Рислер описывает важность появления дешёвой бумаги в своей книге «Культура арабов»: «Нет никаких сомнений в том, что искусству изготовления бумаги из льна, заменившей пергамент, производимый из телячьей кожи и других животных, арабы обучились в Самарканде». Типографское дело тоже связано с арабами. Рислер описывает эту историческую действительность: «Крестоносцы прикоснулись к древним знаниям египтян, которые и стали основным фактором формирования печатного дела в Европе». В то время эта профессия начала развиваться в Кордове. Следует отметить, что более восприимчивые генуэзцы успели перенять ручной набор литер в XII в. для банковских документов до краха Иранского банка.

После этого арабы заменили лён на хлопок, во множестве произраставшем в Алжире и Египте. В результате, процесс производства бумаги начал развиваться чрезвычайно быстро. Поэтому бумага стала дешёвым источником для отображения научных знаний. Бумага выступала материальным посредником, способствовавшим развитию культуры. Естественно, всё это способствовало созданию большого количества книг, как в халифате, так и в Европе. У хана аль-Хакана насчитывалось 400 тыс. томов по 50 листов в каждом. Книги были написаны на арабском языке. Широкое распространение арабского языка не могло не сказаться на языках коренных жителей завоёванных земель. Так, из всех европейских языков наибольшему влиянию арабского языка подвергся испанский. Всего в испанском языке в наши дни насчитывается около 6000 слов, пришедших из арабского.

________________________________________

[1] М.Ю. Брандт «История средних веков», Москва, 1997, стр. 131.

[2] И.М. Фильштинкий, Б.Я. Шидфар «Очерк арабо-мусульманской культуры». Москва, 1971, стр. 5-6.

[3] Н.Н. Кареев «Общий ход всемирной истории», очерк 4 «Общий взгляд на средние века».

[4] Уотт Какиа «Мусульманская Испания», стр. 87.

[5] И.М. Фильштинский, Б.Я. Шидфар «Очерк арабо-мусульманской культуры», стр. 245.

[6] Уотт Какиа «Мусульманская Испания», стр. 158-159.

[7] И.М. Фильштинский, Б.Я.Шидфар «Очерк арабо-мусульманской культуры», стр 245-247.

[8] И.М. Фильштинский, Б.Я.Шидфар «Очерк арабо-мусульманской культуры», стр. 92.

[9] И.М. Фильштинкий «Арабы. История и культуры», Москва 1999, стр. 345.

[10] И.М. Фильштинский, Б.Я. Шидфар «Очерк арабо-мусульманской культуры», стр. 87.

Источник islam.ru

 

 

 

 

АРХИВ

    

ФАТУА

Напишите свой вопрос, на который хотите получить ответ.

   

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30
КБР г.Нальчик

Ученые Ислама

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
 

 

Copyright ©"ИСЛАМ в Евразии"