الإسلام في أوراسيا

"ИСЛАМ в Евразии" электронное периодическое издание Информационно-аналитический портал. КБР г.Нальчик ПИ № ФС77-37355 ЭЛ № ФС7737356 КБР г.Нальчик 2010г.

 

Ученые Ислама

 

 

Абу Ханифа












 

 

 

ИСТОРИЯ













О правовом положении мусульман в Российской императорской армии B XVII-XIX вв. на примере военной службы башкир

Начиная с XVI в. Россия превращается в многонациональное государство. Российская армия, важнейшая составляющая российской государственности, на протяжении последующей истории характеризуется полиэтничностью и поликонфессиональностью. В войсках Российской империи особое место занимали башкиры, исповедующие Ислам.

По условиям добровольного вхождения Башкортостана в состав России в XVI в., башкиры, сохраняя вотчинное право на землю, местное самоуправление и религию - Ислам - должны были нести воинскую службу. Башкирские конные полки принимали участие в Ливонской войне, в освобождении Москвы от польских интервентов в 1612 г., в Азовском походе Петра I, в Северной войне против Швеции, в Семилетней войне в Германии (1756-1763) и других войнах, которые вела Россия.

Даже после создания в России армии и флота европейского образца в эпоху Петра I башкирские конные полки представляли обычную иррегулярную кавалерию - со своим внутренним уставом, со своим командным составом из числа башкирских же аристократов, тарханов и старшин, со своими войсковыми имамами.

Это объясняется не только желанием государства более эффективно использовать башкирскую конницу, но и слабостью позиций России в Башкортостане в XVII—XVIII вв. Зачастую участие башкир в походах российской армии являлось своеобразной заменой наказания за их участие в грандиозных восстаниях, сотрясавших Башкортостан в XVII и начале XVIII в. Эти восстания были бурной реакцией башкир на их постепенное порабощение Российской империей.

Башкортостан жил в состоянии перманентного неповиновения в течение трех первых четвертей XVII в.

Башкирский тархан (князь) Алдар Исянгильдин, принимавший участие в Азовском походе Петра I, был идейным вдохновителем и одним из руководителей башкирского восстания 1705-1709 гг. По его приказу были взяты приступом и разрушены многие русские крепости, уничтожены русские селения в бассейне рек Белая, Кама и среднем течении Волги. Он известен также тем, что придавал большое значение строительству в Башкортостане мусульманских школ-медресе, приглашал для работы в них преподавателей из Хивы, Бухары и Дагестана.

В Семилетней войне 1756-1763 гг. участвовали 15 тысяч башкир в составе 12 полков под общим руководством генерала Апраксина. Башкирские воины проявили храбрость в сражениях при Эгерсдорфе-Гроссе вблизи Кенигсберга. Башкирские полки внесли существенный вклад в победу русского войска под руководством генерала Салтыкова над прусским войском в сражении при Куннерсдорфе неподалеку от Франкфурта-на-Одере. В 1760 г. генерал Чернышев временно захватил Берлин. Башкирские полки находились в первых рядах русской армии во время штурма и последующего вступления в этот город. Для поддержания порядка в городских кварталах и охраны учреждений Берлина были выставлены башкирские патрули, поскольку исламский запрет на употребление спиртного обеспечивал высокую дисциплину башкирских воинов.

Но не все солдаты-мусульмане в Российской армии обладали такой правовой защищенностью в области религии, как башкиры, которые несли службу в иррегулярной кавалерии. По «Штатам армейских фузилерных полков 1765 г.», «Штатам полевого пехотного полка 1732 г.», «Штатам пехотных полков 1765 г.» и т. д. в каждом регулярном полку была предусмотрена должность попа. В сословие государственных крестьян, из которого комплектовалась армия, входили наряду с русскими и татары, придерживавшиеся мусульманской религии. Татары, как и чуваши и марийцы, служили в русских регулярных частях.

Несмотря на скудость источников о солдатах-мусульманах в регулярных полках Российской армии, некоторое представление об их положении получить все же можно. Так, уфимский историк Р. Н. Рахимов приводит архивные материалы, из которых явствует, что в октябре 1741 г. солдат Копорского полка, квартировавшего в Петербурге, татарин Мики Заналое подал прошение, в котором говорится, что он решил принять крещение и просит цесаревну Елизавету Петровну быть восприемницей от купели (просьба эта была удовлетворена). Кроме того, Заналов указывает, что в армию он попал в 1737 г. рекрутом и что до 1741 г., то есть пять лет, оставался мусульманином. (Прошение солдата-татарина // Архив князя Воронцова. Кн. 1. М., 1870. С. 91.)

Как уже говорилось, башкиры не несли службу в регулярной армии. Но в первой половине и в середине XVII в. российские власти уже практиковали в качестве наказания за участие в башкирских восстаниях отдачу в рекруты, в так называемые «остзейские» полки, расквартированные в Прибалтике, и в матросы на Балтийский флот. Французский историк Роже Порталь в книге «Башкирия в XVII-XVII вв.» так пишет о башкирском восстании 1735-1740 гг.:

«Репрессии, проведение которых было поручено полковнику Алексею (Котломухамету) Тевкелеву, были чрезвычайно жестокими.

По всей видимости, этот салдат, перешедший на русскую службу, не испытывал никаких угрызений совести, выполняя отданные ему приказы. Его солдаты сжигали башкирские деревни, истребляли мужчин, женщин и детей, а оставшуюся часть отдавали в качестве крепостных в центральные районы России или отправляли в балтийские полки. В декабре 1735 г. Кирилов, отправившийся в Петербург для представления своих планов освоения Башкирии, убедил императрицу утвердить план полного истребления башкир, которому он и будет следовать вплоть до своей смерти в апреле 1737 г.». По неполным данным, башкиры в 1735-1740 гг. потеряли в боях и от рук карателей свыше 40 тыс. человек.

По свидетельству начальника Комиссии Башкирских дел генерала Саймонова, только в 1737-1740 гг. было сожжено 880 башкирских деревень, тысячи женщин и детей отданы в крепостные, более 500 башкир забриты в солдаты, 300 подверглись порке кнутом и отрезанию носа и ушей. После подавления башкирского восстания 1755 г. «тысячи башкир приговорили к наказанию кнутом, к принудительным работам на уральских заводах или в помещичьих владениях в Центральной России, другие отданы в армию или на Балтийский флот. Длинные колонны бывших бунтовщиков потянулись не в Сибирь, куда уходили все каторжане, а на запад, теряя при этом по дороге от изнеможения и болезней до 3/4 людей. Таким образом, для того, чтобы значительно облегчить проникновение России в Башкирию, властями применялось массовое истребление башкирского населения» (Р. Порталь. Башкирия в XVII—XVIII вв.).

В связи с введением военно-кантонной системы управления в Башкортостане указом от 10 апреля 1798 г. было создано Башкирское казачье войско (Полное собрание законов Российской империи. Т. 25. № 18477). В указе говорилось: «Сделать точное исчисление башкирцев, способных нести военную службу, считая по детям от 20 до 50 лет, разделив их по кантонам».

Все административные лица кантонов и юрт (команд) становились военными. Из башкир было сформировано иррегулярное войско, разделенное первоначально на 11 кантонов, затем на 12, а впоследствии на 28. Каждый взрослый башкир стал казаком, обязанным в любой день оседлать коня и выступить в поход. В случае участия Башкирского войска в походах Российской армии оно комплектовало пятисотенные полки, в которых по штатному расписанию предусматривался войсковой имам (полковой мулла). В командный состав башкирского казачьего полка входили 30 человек: командир полка, старшина, 5 есаулов, 5 сотников, 5 хорунжих, квартирмейстер, мулла, 1-2 писаря и 10 пятидесятников.

В 1806-1807 гг. в европейский поход Российской армии было отправлено башкирское войско из 20 полков. В войне 1812-1814 гг. против Наполеона в составе Российской армии приняли участие уже 28 башкирских полков. В ходе заграничного похода Российской армии башкиры проявили храбрость и мужество в сражениях под Лейпцигом, Веймаром, Ганновером, Данцигом в Германии, Шатобрианом и Парижем во Франции. Многие башкирские воины были отмечены за героизм боевыми орденами и медалями. В числе отличившихся воинов были и башкирские женщины. О храбрости башкирских воинов рассказывает в своих воспоминаниях французский генерал де Марбо. Он был поражен бесстрашием башкир, которые, имея только холодное оружие, луки и стрелы, атаковали личный конвой Наполеона и заставили отступить лучшие французские части.

Встреча великого немецкого поэта Гете с башкирскими воинами в Веймаре усилила у философа и поэта интерес к Востоку. Как раз в это время кто-то из немецких исследователей привез для него из Испании Коран. Выполненные прекрасным каллиграфическим почерком строки Корана привели Гете в восхищение. Он даже попытался переписать аяты Корана, хотя, разумеется, арабского языка не знал. Гете распорядился, чтобы ему перевели на немецкий язык Священное Писание мусульман. Сам он в те дни зачитывался стихами великого иранского поэта Хафиза Ширази в переводе на немецкий язык. И появление башкир в Европе было как буквальное пришествие Востока в Веймар. Башкиры исполняли коллективную молитву (салят аль-джама'а) в Веймарской гимназии. На одной из них присутствовал и сам Гете. Возможно, что это была праздничная молитва (салят аль-'ид), и поэту захотелось посмотреть на отправление мусульманского обряда богослужения, Среди башкир был один офицер высокого чина, которого они называли принцем. Гете встретился с ним. Когда башкиры посетили Веймарский театр, Гете выступил с приветственным словом, а те, в свою очередь, подарили ему боевой лук со стрелами.

В марте 1814 г. башкирские полки были в первых рядах русского войска, взявшего Париж. Все башкирские офицеры и солдаты были награждены Верховным главнокомандующим Российской армии медалями «За взятие Парижа». Как и в германских городах, в Париже охрана наиболее важных правительственных учреждений и дворцов, была возложена на башкирских воинов с учетом их высокой воинской дисциплины, которая поддерживалась не только командирами, но и войсковыми имамами.

С большим сожалением приходится отмечать, что сегодня некоторые люди, далекие от исторического знания, проявляют совершенно неуместный восторг по поводу проявления башкирами храбрости и мужества в войне против Наполеона. Башкирскому народу перевод его в военно-казачье сословие принес неисчислимые страдания. По приказу царских генералов башкирские части бросались в самое пекло таких кровопролитных сражений, как Бородинская битва 1812 г., «битва народов» под Лейпцигом 1813 г. и несли большие потери. Якшигул Янсуров, войсковой имам одного из башкирских полков, отправил из Парижа башкирскому тархану Мусе Кучукову письмо с нижеследующими стихотворными строками: «О провидение, ты разлучило нас с родиной для стенаний. // Сто тысяч бед испытываем мы каждый день, чтобы вернуться в целости. // Мы, уповая на Бога, доверили Ему свои головы.//Что удивительного, если небесные ангелы будут нам спутниками?»

В 1862 г. Башкирское войско и военно-кантонная система управления башкирами были упразднены. Теперь башкиры служили в русских частях, где не было полковых мулл, что чрезвычайно затрудняло им выполнение мусульманских религиозных обязанностей. Отец известного тюрколога и основателя Башкирской республики Заки Валиди Тогана (1890-1980) башкирский сельский мулла Ахматшах в молодости служил в русской части в Гунибе (Дагестан).

Как известно, мусульманину, испытавшему поллюции (ихтилам), полагается совершить полное омовение (гусль). Но когда Ахматшах совершал ночью полное омовение, его застал дежурный русский офицер. Не разобравшись, в чем дело, командир части подверг башкирского солдата тяжелому наказанию. Выручил его командир дагестанской роты, забрав Ахматшаха на время в свою часть. Поскольку отец Заки Валиди не знал русского языка, он разговаривал с дагестанским офицером по-арабски, и тот был весьма доволен. Ахматшах во время службы в Гунибе познакомился с бывшим писарем имама Шамиля и вплоть до революции 1905 г. переписывался с ним и его братом по-арабски. По окончании службы Ахматшах остался в Дагестане на год и продолжил изучение арабского языка.

Как следует из вышеизложенного, положение солдат-мусульман в Российской армии в XVII-XIX вв. было неоднозначным. Русское командование, разрешая солдатам-мусульманам в регулярной армии исповедовать Ислам, тем не менее любыми средствами поощряло принятие военнослужащими-мусульманами православия. Правовое положение военнослужащих-мусульман в иррегулярной кавалерии было несравненно лучше. Государство содействовало Исламу, предусматривая в башкирских полках должность войскового имама. Тем самым обеспечивалась боеспособность башкирских воинских частей.

Ильшат Насыров

 

 

 

 

АРХИВ

    

ФАТУА

Напишите свой вопрос, на который хотите получить ответ.

   

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30
КБР г.Нальчик

Ученые Ислама

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
 

 

Copyright ©"ИСЛАМ в Евразии"