الإسلام في أوراسيا

"ИСЛАМ в Евразии" электронное периодическое издание Информационно-аналитический портал. КБР г.Нальчик ПИ № ФС77-37355 ЭЛ № ФС7737356 КБР г.Нальчик 2010г.

            ГЛАВНАЯ   В РОССИИ   В МИРЕ   АКТУАЛЬНО    АНАЛИТИКА   СТАТЬИ    ЭКОНОМИКА   НАУКА   РЕЛИГИЯ    ИСТОРИЯ    ОБЩЕСТВО    МОЗАИКА   ФАТУА

 

Ученые Ислама

 

 

Абу Ханифа












 

 

ИСТОРИЯ

























Сюлемен Чабдаров – выдающийся деятель религиозной культуры

Народная память хранит имена выдающихся деятелей религиозной культуры и просвещения ХIХ-XX вв. – Локмана Гамаева, Ибрагима Кучукова, Ибрагима Эфендиева, Салиха Барасбиева, Даута Шаваева, Лукмана Асанова, Якуба Акбаева, и др. С их именами связывают укрепление Ислама в Балкарии и Карачае, строительство мечетей, открытие медресе, развитие духовной литературы. Многие из них – создатели духовной литературы ХIX века. Однако их произведения, за редким исключением, утеряли авторство и растворились в устном духовном наследии народа. Традиции религиозной поэзии развивали в XX веке, в условиях гонений и репрессий К.Мечиев, И.Семенов, Я.Каппушев, Х.Будаев и др.

В силу известных исторических событий (репрессии в 20-30-x годах против служителей культа, депортация карачаево-балкарцев в 40-e годы) многое из созданного ими было разрушено, сожжено и предано забвению.

В примечетских медресе, где преподавали вышеназванные просветители, собирались учащиеся из многих аулов Северного Кавказа.

В данной статье мы бы хотели коротко поведать об одном из уважаемых дореволюционных балкарских просветителей – Сюлемене (Сулеймане) Чабдарове.

Род Чабдаровых происходит из Холамского общества селения Тотур, которое находилось в Балкарии, в горах Холамо-Безенгийского ущелья. Сейчас на месте бывших селений Тотур и Холам остались лишь развалины.

Выдающийся деятель религиозной культуры шейх Сюлемен-хаджи Чабдаров (1851-1927гг) родился в высокогорном селении Холам. Первым учителем Сюлемена был Кучуков (Моллаев) Ибрагим-хаджи. Ибрагим-хаджи был уроженцем аула Зылгы Черекского ущелья, переехал в Холам, выполняя миссионерские задачи. Сыновья Ибрагима-хаджи – Исхак, Якуб, Магомед Моллаевы - из первой плеяды светски образованных балкарцев второй половины XIX века, которые были известны своим стремлением к экономическим преобразованиям патриархального горского общества.

Ибрагим-хаджи начиная с середины XIX века обучал арабской грамоте и Корану мальчиков Холамского и Безенгийского обществ. Признательность к первому учителю Сюлемен Чабдаров пронес через всю жизнь. Важным событием, перевернувшим его дальнейшую судьбу, стало его паломничество в Мекку, совершенное им в первый раз в тридцатилетнем возрасте. После совершения хаджа Сюлемен поступает учиться в Каирский университет Аль-Азхар - самый авторитетный вуз на тот момент. В период обучения он совершает хадж во второй раз.

Свое образование Сюлемен Чабдаров продолжил во Франции, на медицинском факультете знаменитого университета Сорбонна, где читали лекции и на арабском языке наряду с французским. Дело в том, что в тот период Аль-Азхар отправлял лучших своих выпускников в ведущие учебные заведения Европы для получения дополнительного образования. У потомков шейха по сей день хранятся медицинские инструменты, приобретенные им в период учебы во Франции. Сюлемен-хаджи лечил людей от самых разных болезней. Именно он поставил на ноги Бетала Калмыкова, которого сразил паралич. Калмыковпомнил добро деда. Когда моего отца Локьяева Исмаила сажали за веру, дважды он был освобождён Калмыковым. Увы, в третий раз, когда пришли за отцом, Калмыкова уже не было в живых, и он отсидел в Сибири свой срок. Спустя месяц после освобождения умер от порока сердца. Помню день похорон. Было много людей и из соседних республик» - вспоминает внучка Сюлемена Хаца Чабдарова.

Доктор филологических наук Тамара Биттирова пишет, что дед Шафига Пшихачева Считал Сюлемена Чабдарова своим духовным учителем, хотя никогда с ним не виделся.

Судя по архивным документам, Сюлемен еще в молодости пользовался большим авторитетом у аулчан, чему свидетельство множество сохранившихся документов, где он оформляет прошения своих земляков. Жизнь и деятельность шейха Чабдарова, а также его вклад в исламскую теологию получили высокую оценку в изданной в 1910 году в Темирхан-Шype (ныне г. Буйнакск) книге «Сюлемен Чабдар Кёнделенский».

Многие религиозные деятели в Балкарии честно и скромно служили Аллаху, стараясь не отвлекаться на мирские дела, но ввиду того, что они пользовались доверием и уважением народа, что к ним приходили за помощью и советом в разрешении споров, подготовке судебных исков и т.п., они нередко самоотверженно откликались на просьбы. В дореволюционных архивах именно они встречаются в качестве переводчиков, писарей, доверенных лиц, ответственных за рукоприложение заявителя. В их числе выступал и шейх Сюлемен-хаджи Чабдаров. Время от времени он удалялся в отдельное жилье (хуужурат) уединялся, размышлял, писал, молился. Но обязательно выходил на джума – намаз (пятничную молитву), встречался с людьми, был наставником, учителем, судьей.

Чабдаров много размышлял над канонами Шариата, критически рассматривал горские адаты, искал точки их соприкосновения. Особенно это касалось семейно-брачных и связанных с ними имущественных отношении. Таким образом, в своих работах по шариатскому праву Чабдаров не обходил стороной традиционные институты горского права (адат) при разъяснении положений, касающихся правовых отношений при заключении и расторжении брака. Конечно же, опирался он при этом на Коран, хадисы и арабские книги по юриспруденции. Так, к примеру, он пишет: «Одни считают, что судьи должны решать вопрос развода и его вид (развод с возвращением, откуп жены от мужа, при котором она она возвращает ему калым), другие считают, что эти вопросы должны решаться только с согласия мужа и жены…». Сам Сюлемен-хаджи видел роль судей в примирении мужа и жены, в устранении причин развода между ними.

В 90-е годы XIX века на съездах служителей культа Балкарии и Кабарды Сюлемен Чабдаров неоднократно избирался кадием Нальчикского горского суда. Позже он переезжает в селение Кенделен.

В народной памяти осталось, что поселение Кенделен неоднократно уничтожалось и восстанавливалось. В конце 60-х годов, во время очередного восстановления села, там обосновались освобожденные крестьянской реформой представители зависимых сословий. Для укрепления аульского правления было принято решение поселить там также по одному семейству из княжеских фамилий – Шакмановых из Холама, Сюйюнчевых из Безенги Басиятовых из Чегема. Их усилиями к XX веку в ауле Кенделен были выстроены и действовали четыре мечети. Так же при центральной мечети славилось и пополнялось учениками двухэтажное медресе, которым в одно время руководил Сюлемен Чабдаров. Там же преподавал и известный Али эфенди Энеев, а основателем данного медресе считается Бекболат из рода Атакуевых, славившийся превосходным знанием фикха (исламского права) и арабской грамматики. В этом медресе учились Умар Алиев, Магомед Энеев и многие просвещённые религиозные деятели Северного Кавказа.

Творческое наследие Сюлемена Чабдарова сохранилось в большинстве своем в списках, родственники сохранили так же его рукописи, в основном религиозные трактаты – фатуа.

Стоит отметить, что шейх Сюлемен-хаджи писал наполненные смыслом превосходные стихи. В этих стихах он большое внимание уделял познанию Аллаха. Так в стихотворении «Мунажат» он пишет о тернистом пути сознания Истины, о радости единения со Всемогущим и Единственным Аллахом через молитву. Намазу он придает исключительно большое значение, считая, что этот обряд «Аллахны таныргъа нюрдю» -«свет для познания Аллаха». А все стихотворение посвящено идее преданности Творцу.

Намазынгы, къоймай эталсанг,
Кезбаусуз этип кеталсанг,
Сыйратдан ол тынч ётдюрюр
Жаннетге ол ачхыч берир.

Твори намаз, молись не уставая
Молись без фальши и ключи от рая
Получишь, ты в последний день свой, брат
Пройдя без страха через мост сират.

Сюлемен обладал особой волей и особым даром, позволяющим ему встать над обыденностью, оставаться безразличным к мирским соблазнам и страстям. В стихотворении «Плакальщицам» Сюлемен-хаджи выступает за чистоту веры, за последовательность в следовании «Иман Исламу». Осуждая плакальщиц, Сюлемен напоминает им, что жизнь человека принадлежит Всевышнему и оплакивать его – значит идти против воли Создателя, подвергать сомнению его дела. Чабдаров предостерегает плакальщиц (приводим подстрочный перевод):

Жиляу этген иймансызгъады тёре,
Хар иши да Аллахха къажау келе.
Ийманлыла аны эсге алырла
Сагъышланып, тюз жол бла барырла.

Все это свойство неверующих,
Название тому – вражда с Аллахом,
Пусть посчитаются с этим умные,
Если посчитаются, то найдут верный путь.

Или же «Женщины плачут здесь, Умерший обречен на муки». Отличительной чертой религиозных стихотворений Сюлемена-хаджи является активное творческое начало. Строгость поэзии Сюлемена по всей видимости объясняется состоянием души автора, образом жизни, устремленностью его к настоящему миру. Этот мир, согласно Исламу, дан человеку Всевышним для испытания твёрдости его духа, быть чистым перед Всевышним, забыть языческие привычки.

Шейх Сюлемен оставил существенный след в духовной культуре горцев, отразившийся не только в сфере религиозных воззрений, но и в эстетике художественного слова. Это предстоит еще исследовать.

Когда Сюлемен-хаджи покинул этот мир, на его заупокойную молитву собрались люди не только из Кабардино-Балкарии, но и со всех республик Северного Кавказа. Пусть Всевышний примет его поклонения и простит ему грехи.

Арсен ЧАБДАРОВ. .

Имам с. Белая Речка, выпускник Крачаево-Черкесского исламского института

 

 

 

 

АРХИВ

    

ФАТУА

Напишите свой вопрос, на который хотите получить ответ.

   

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30
КБР г.Нальчик

Ученые Ислама

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
 

 

Copyright ©"ИСЛАМ в Евразии"