الإسلام في أوراسيا

"ИСЛАМ в Евразии" электронное периодическое издание Информационно-аналитический портал. КБР г.Нальчик ПИ № ФС77-37355 ЭЛ № ФС7737356 КБР г.Нальчик 2010г.

            ГЛАВНАЯ   В РОССИИ   В МИРЕ   АКТУАЛЬНО    АНАЛИТИКА   СТАТЬИ    ЭКОНОМИКА   НАУКА   РЕЛИГИЯ    ИСТОРИЯ    ОБЩЕСТВО    МОЗАИКА   ФАТУА

 

Ученые Ислама

 

 

Абу Ханифа












 

 

ИСТОРИЯ

Ислам в татарских ханствах
















Татарские государства XV-XVI вв. Большая и Ногайская Орды, Крымское, Казанское, Касимовское, Астраханское, Тюменское (позже Сибирское) ханства были преемниками Золотой Орды и ее наследниками. И в самих татарских государствах существовало отчетливое понимание их принадлежности к мусульманскому миру. Так, в послании хана Ибрагима — правителя Тюменского ханства, присланном московскому великому князю Ивану III Васильевичу в 1489 г. из Ногайской Орды, сказано: «Яз — бесерменский государь, а ты — християнской государь». О том же писал и князь Юсуф, правитель Ногайской Орды, в своем послании от 1551 г., адресованном Ивану IV: «... мы мусульманы, а ты християнин».

В ханствах имелась разветвленная система религиозных учреждений и большое сословие мусульманского духовенства во главе с верховным сеидом, потомком Пророка Мухаммада. Так, только на Крымском острове находилась 21 тысяча соборных и квартальных мечетей. Духовенство играло активную роль в государственных делах ханств. Прежде всего, сеи¬ды участвовали в решении вопроса о претенденте на ханский трон. В некоторых случаях активное участие сеидов в делах, связанных с троном, заканчивалась для них весьма плачевно. Так, двое верховных сеидов Казанского ханства были казне¬ны за поддержку одного из претендентов на ханский престол (в 1524 г. — Бораш сеид, в 1551 г. — Кул-Мухаммед сеид).

Мусульманское духовенство ханства участвовало и в военных операциях. Так, в 1491 г. сеид Бураш отмечен в составе войск казанского хана, пришедшего на помощь крымскому хану Менгли-Гирею во время его борьбы против Большой Орды совместно с русскими войсками. Не исключено, что в ханстве существовало особое воинское подразделение, подчиненное одному из сеидов, возможно, верховному сеиду.

Можно полагать, что в этих подразделениях служили дервиши и суфии.

Дипломатическая деятельность, а также участие в государственных делах требовали от мусульманского духовенства достаточного уровня грамотности, а от дипломатов — глубоких знаний во многих областях. Не случайно последний верховный сеид Казанского ханства Кул-Шариф хорошо разбирался в астрономии, истории, военных и государственных делах, к тому же был блестящим писателем и поэтом. Такая образованность во многом приобреталась в местных медресе. К середине XVI в. в Казани только в Кремле было не менее 5 мечетей, при которых существовали учебные заведения. На мусульманском духовенстве лежала важная культурная мис¬сия — именно оно занималось вопросами народного просвещения в татарских ханствах, так как эти государства не знали иных школ, кроме религиозных.

Авторитет мусульманского духовенства в татарских ханствах был весьма высоким, ему оказывались большие почести. В 1524 г. путешественник С. Герберштейн писал, что «недалеко от казанской крепости... встретили князя этого царства с пышностью и почестями, ибо в этой свите был и сеид... Он пользуется у них такой властью и почетом, что при его приближении даже цари выходят ему навстречу, стоя предлагают ему руку — а он сидит на лошади».

В татарских ханствах был широко распространен суфизм, имевший среднеазитские корни. Суфии в этих государствах, в основном, были последователями известного туркестанского учителя Ахмада Ясави, позднее — тариката Накшбандийа. Заметное место занимали суфии в религиозной и социально-политической жизни татарских ханств. Об этом говорит хотя бы тот факт, что ханские ярлыки обращаются к шейхам и суфиям наряду с должностными лицами и правящими сословиями ханств. Приверженцами суфийского учения были и представители ханской династии.

Например, один из султанов Крымского ханства Хаджи-Гирей был отшельником и жил уединенно. Суфием был и крымский хан Салим-Гирей, занимавший престол четырежды. Хан Мухаммад-Гирей был знатоком суфийской поэзии. Недалеко от Бахчисарая им было построено мавляви-хане (обитель братства). После лишения ханского титула Мухаммад-Гирей IV бежал в Дагестан, где сделался простым дервишем. Суфийские братства функционировали во всех городах Крыма. Наибольшее число их представителей отмечалось в Бахчисарае, Кафе и в Карасубазаре.

Одну из самых примечательных сторон общественной жизни татарских ханств составляла веротерпимость, которая находилась в тесной связи с торговым характером городского населения, с традициями Волжской Булгарии и Золотой Орды. В Казани, например, находился христианский храм.

К язычникам-инородцам мусульмане также относились с терпимостью и практически не было попыток насильственного обращения их в мусульманство: муллы и суфийские шейхи ходили по деревням и своими проповедями обращались к язычникам. Знаком того, что в Казанском ханстве во взаимоотношениях между представителями различных конфессий не было насилия, свидетельствует тот факт, что, имам во время молитвы (хутба) в мечетях Казанского края стоял, опираясь на посох странника, а не на меч воина, как это было принято в некоторых государствах Центральной Азии, где обращение жителей в мусульманство шло и через войны.

Ислам в мусульманских государствах Поволжья, Приуралья и Сибири имел и свои особенности, связанные со многими факторами: от временем и характером распространения ислама, обычаями и обрядами живущих в этих государствах народов и др. Так, в Сибирском ханстве распространение ислама и его проникновение в общественную жизнь происходило постепенно под влиянием различных факторов.

Этот процесс начался еще со времен Волжской Булгарии, когда булгарские купцы и религиозные деятели из Сибири способствовали распространению ислама, и усилил в Золотой Орде в период правления хана Узбека. Завершение процесса исламизации относится уже к периоду правления хана Кучума, который для укрепления роли ислама пригласил богословов из Средней Азии. Но при этом некоторые татарские роды, расположенные вдали от ханской столицы, остались при сво¬ей старой вере. Кроме того, после 1394–1395 гг. с юга в Западную Сибирь пришли новые группы тюрков, не исповедующих ислам. Поэтому в этом регионе традиционные доисламские верования, особенно тенгрианство, отражающее космогонические представления тюркских народов и олицетворяющее солнце и небо, сохранили свое заметное влияние.

Массовая исламизация Ногайской Орды началась еще с Золотой Орды с официальным введением мусульманства ханом Узбеком в 1312 г. Ислам бытовал, в основном, в форме суфизма, подходившего преимущественно к кочевому образу жизни большинства ногайского населения. Мечети у ногайцев были двух видов: стационарные крытые и открытые. Стационарные мечети возводились в основном на местах зимовий или в оседлых аулах. Кочевые ногайцы зимой молились в специально отведенной юрте, а в теплое время года устраивали в степи своеобразную открытую мечеть: расчищалась площадка, способная вместить верующих общины, на которой и совершалась совместная молитва. В качестве одной из характерных черт ногайцев времен Ногайской Орды называют их трепетное отношение к могилам почитаемых людей, в основном правителей. Это были целые архитектурные сооружения, возведенные над местом погребения знатного или «святого» человека. «Святые» места были отмечены шестом с развевающимися на нем разноцветными лоскутами.

Крымский улус Золотой Орды уже в XIV в. становится значительным мусульманским центром. К началу 1440-х годов в Крыму утвердился Хаджи-Гирей — основатель самостоятельного ханства. От него сохранился ярлык за 1459 г., где содержится упоминание о целой группе мусульманского духовенства: мударисы, мухтасибы, сейиды, муфти, суфии и др. О главе мусульманского духовенства ханства высказывались различные мнения. Некоторые историки считают, что им был «муфтий, избираемый из среды местного мусульманского духовенства», некоторые ученые утверждают, что в Крыму «в начале... был... особый сеид».

Верховный сеид в Крымском ханстве опирался на все духовное сословие, которое было достаточно многокомпонентным и интегрированным в государственный аппарат. В составе духовенства, возглавляемого одним из сеидов, кроме других сеидов, имелись: шейхи во главе с «начальным шейхом», шейхзаде, кадии, муллы, хафизы, хаджи, суфии. В ярлыках хана Менгли-Гирея (1467 и 1468 гг.) упоминаются еще муфтии, мударисы, мухтасибы. Муфтии фигурируют и в ярлыках ханов Мухаммад-Гирея и Саадат-Гирея.

В Крымском ханстве функционировал и такой институт духовенства, как кадии. В ханстве известны кади и кадиаскеры. Кадиаскера назначал турецкий султан и он наблюдал за правильностью использования мусульманских правовых норм. Ханство было разделено на более мелкие правовые округа (очевидно, они соответствовали отдельным княжествам-бейликам) во главе с кадиями (их выборы контролировались князьями — карача-беями). Кадиаскер должен был одобрить их назначение, и теоретически они работали под его руководством.

Участие мусульманского духовенства в государственных делах, включая и дипломатическую деятельность, связанную с составлением текстов договоров, требовало достаточно высокого уровня образования. Относительно мусульманских учебных заведений в Крыму сохранились данные периода завоевания Крымского ханства русскими (1783 г.) — тогда существовало 25 медресе и 35 мектебе.

Рафик Мухаметшин. "История ислама в России"

Источник islam-today.ru

 

 

 

 

АРХИВ

    

ФАТУА

Напишите свой вопрос, на который хотите получить ответ.

   

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30
КБР г.Нальчик

Ученые Ислама

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
 

 

Copyright ©"ИСЛАМ в Евразии"