الإسلام في أوراسيا

"ИСЛАМ в Евразии" электронное периодическое издание Информационно-аналитический портал. КБР г.Нальчик ПИ № ФС77-37355 ЭЛ № ФС7737356 КБР г.Нальчик 2010г.

            ГЛАВНАЯ   В РОССИИ   В МИРЕ   АКТУАЛЬНО    АНАЛИТИКА   СТАТЬИ    ЭКОНОМИКА   НАУКА   РЕЛИГИЯ    ИСТОРИЯ    ОБЩЕСТВО    МОЗАИКА   ФАТУА

 

Ученые Ислама

 

 

Абу Ханифа












 

 

 

АНАЛИТИКА

Тарик Рамадан: что стоит за стрельбой в Тулузе


31.03.2012


В разгар предвыборной гонки реакция на произошедшее в Тулузе и Монтобане должна быть взвешенной.

Проблема Мохаммеда Мера была не в религии и не в политике. Он был жителем Франции, доведенным до отчаяния невозможностью найти себе применение, ощутить свою важность и значимость в собственной стране.

Он напал на символы – на армию, поднял руку на евреев, христиан и мусульман – без разбора. Его политические воззрения – это поведение молодого человека, брошенного на произвол судьбы, за которым не стоят ни ценности ислама, ни расизм, ни антисемитизм. Молодой, сбитый с толку, он берется за оружие и целится в тех, кто чем-то отличается от толпы.

Несчастный парень признан виновным и осуждаем без оглядки на то, что он сам стал жертвой общественного порядка, который предопределил его судьбу, вынудил жить на периферии общества и не предоставил ему равных прав и возможностей как гражданину страны. И таких, как он, – миллионы.

Прежде чем стать террористом-иностранцем Мохамед был гражданином Франции иностранного происхождения. С самого начала его судьба определялась тем, как его происхождение воспринималось в обществе. Тем, что он сделал, он сделал из этой дистанции пропасть, сам растворился в этом надуманном и исковерканном образе, окончательно став чужаком. Для французов Франции больше нет ничего французского в арабе-мусульманине Мохамаде.

Безусловно, это ни в коей мере не оправдывает его действий. Нам остается только надеяться, что Франция вынесет из случившегося урок, который Мохамед Мера не собирался и не имел возможности никому преподавать: что он был французом, как и все его жертвы (следуя какой изощренной логике их вообще надо классифицировать по вероисповеданию?), но при этом постоянно чувствовал себя ущемленным из-за своего происхождения и своей религии, давшей ему имя.

Подавляющее большинство Мохаммедов, Фатим и Ахмедов, живущих в бедных районах Франции, - французы. Они хотят равенства, достоинства, безопасности, приличную работу и крышу над головой. Они интегрированы и в культурном и в религиозном плане. Их проблемы социально-экономического характера. История Мохамеда Мера – это зеркало, в котором Франция должна увидеть свое истинное лицо: он закончил свою жизнь джихадистом без особой на то убежденности после того как у него как у гражданина страны отобрали истинное достоинство. И снова подчеркну, что это не оправдывает его поступка. Но в этом заключается важный урок для всех нас.

Предвыборную кампанию должны были приостановить на два дня. Но даже этот жест был глубоко политизирован. Президентские выборы состоятся через месяц, и аналитики и журналисты в один голос говорят о том, что сложно придумать более удачный поворот дела для Николя Саркози.

Стрельба в Тулузе сдвинула фокус президентских выборов еще правее. Будет много разговоров об отсутствии безопасности, иммиграции, ожесточенном исламизме, Афганистане, Израиле и Палестине на международном уровне – там, где Саркози чувствует себя как рыба в воде. В роли кризис-менеджера он может вторгнуться на территорию ультраправого националистического Национального фронта и в полный рост продемонстрировать себя со стороны международной деятельности, которая вызывает гораздо меньше нареканий.

Игра еще не окончена, и оставшиеся недели, возможно, преподнесут сюрпризы как для Франции, так и для других стран. Кандидаты от оппозиции замерли в режиме ожидания, в то время как Николя Саркози символизирует собой абсолютную мощь, а это положение придает ему существенный вес, несмотря на неясность исхода предвыборной гонки. Все эти маневры и широкие жесты настораживают Пострадавшие, погибшие, их родные, социальный подтекст случившегося и политические вопросы ушли на второй план.

Пришло время для холодного расчета, для стратегии. Политики используют символы власти точно так же как Мохамед Мера в своем бессилии покусился на эти символы. Эти вопросы просочились в предвыборную кампанию на волне прилива эмоций.

Мы еще много услышим речей об интеграции, об исламизме, об исламе, антисемитизме, безопасности, иммиграции, утраченных пригородах, международных отношениях, и так далее, но это не будут речи демократов в духе народных ожиданий. Это будут популистские акции и заигрывание с чувствами людей. Президент делает ставку на свое президентство, а его оппоненты всего лишь стремятся быть достойными соперниками. Там, где нам хотелось бы видеть настоящие дебаты по политическим вопросам, мы должны довольствоваться игрой иллюзионистов и изощренными и циничными попытками сыграть на трагедии.

Трагедия в Тулузе показала Франции ее истинное лицо. Кризис продемонстрировал, что кандидаты давным давно прекратили заниматься политикой – не на два дня в память о жертвах террориста, а за годы до этого. Годами настоящие социальные и экономические проблемы отодвигались на второй план. Со значительным числом французских граждан обращаются как с людьми низшего сорта. Мухамед Мера был французом (поведение которого было одинаково далеко от коранического послания и от текстов Вольтера). Неужели так сложно понять и осознать это? Вот в этом и заключается французская проблема.

Тарик Рамадан, профессор современных исламских наук факультета востоковедения Оксфордского университета

Источник islamrf.ru


 

 

 

АРХИВ

    

ФАТУА

Напишите свой вопрос, на который хотите получить ответ.

   

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31
КБР г.Нальчик

Ученые Ислама

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
   

 

Copyright ©"ИСЛАМ в Евразии"