الإسلام في أوراسيا

"ИСЛАМ в Евразии" электронное периодическое издание Информационно-аналитический портал. КБР г.Нальчик ПИ № ФС77-37355 ЭЛ № ФС7737356 КБР г.Нальчик 2010г.

            ГЛАВНАЯ   В РОССИИ   В МИРЕ   АКТУАЛЬНО    АНАЛИТИКА   СТАТЬИ    ЭКОНОМИКА   НАУКА   РЕЛИГИЯ    ИСТОРИЯ    ОБЩЕСТВО    МОЗАИКА   ФАТУА

 

Ученые Ислама

 

 

Абу Ханифа












 

 

 

АНАЛИТИКА

Перекинется ли суннитско-шиитское противостояние на Центральную Азию?















Пять стран Центральной Азии (Казахстан, Киргизия, Туркменистан, Таджикистан и Узбекистан) являются секулярными государствами, в котором большинство населения составляют мусульмане-сунниты. При этом во всех этих странах есть шиитское меньшинство. В этой связи возникает закономерный вопрос о том, может ли повториться ближневосточный сценарий, который характеризуется суннитско-шиитским противостоянием, в регионе, примыкающем вплотную к российским границам.

Для начала представим небольшую справку по поводу шиитского населения региона. Самая большая шиитская группа – это азербайджанцы, которые мигрировали в Центральную Азию в советский период. В 2009 году численность азербайджанцев в Казахстане оценивалась в 85 000 человек, в Киргизии – в 18 000 (данные по 2014 году). В Узбекистане выходцев из Азербайджана насчитывается 35 000 человек (2000-й год), в Туркменистане – 33 000 человек (данные переписи 1989 года). В каждом из этих случаев азербайджанцы представляют примерно один процент от всей численности населения.

На втором месте идут иранцы. Они появились на территории современного Узбекистана в XVIII-XIX веках. В настоящее время, как минимум, 150 000 человек этой этнической группы, исповедующей шиитскую версию ислама, проживают в Самарканде и Бухаре.















Далее следуют памирцы. Это небольшая группа, которая проживает в Таджикистане (примерно три процента населения). Они живут в основном в Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана.

Исторически регион Центральной Азии не являлся ареной противостояния суннитов и шиитов. Однако сейчас каждое из пяти правительств держит под серьезным контролем этнические и религиозные меньшинства, опасаясь, что волна экстремизма может перекинуться в их страны.

Официально конституции всех пяти государств региона провозглашают свободу вероисповедания. Однако шииты, так или иначе, подвергаются определенным ограничениям. Все это приводит к тому, что религиозные обряды шиитам приходится совершать, укрываясь в частных владениях и (в некоторых случаях) нарушая законодательство. Отметим при этом, что получить разрешение на строительство мечетей зачастую не удается не только шиитам, но и суннитам.

В Туркменистане в настоящее время зарегистрировано пять шиитских общин. В Казахстане шиитские мечети, строительством которых занимаются азербайджанцы, запрещены. Власти страны объясняют это тем, что ислам не приемлет деления на национальности. В докладах ООН, посвященных состоянию религиозных свобод в мире, Казахстан фигурирует в качестве случая, в которых в ранг противозаконных вносятся «неофициальные» мечети. В Узбекистане есть три шиитских зарегистрированных мечетей в Бухаре и Самарканде, открывать новые мечети шиитам нельзя с конца 1990-х годов. Из-за этого иранцы, исповедующие шиизм, собираются в частных домах, на которые регулярно устраиваются облавы правоохранительными органами. Власти Узбекистана опасаются, что в страну может проникнуть так называемый «политический шиизм», за которым может стоять Иран. Таджикистан характеризуется тем, что здесь суннитско-шиитское противостояние имеет место. Это вызвано тем, что религиозный конфликт совпадает с противостоянием экономического характера. Памирцы-шииты конкурируют с таджиками-суннитами по поводу ведения торговли с Китаем. В Киргизии имеется небольшая шиитская община, состоящая из азербайджанцев. В этой стране противоречия суннитско-шиитского характера ранее не наблюдались.















Иран, который считается главным оплотом шиитского ислама в мире, в последние годы заметно активизировал свою деятельность в регионе. Однако Тегеран всегда подчеркивает прагматический характер своей заинтересованности в связях со странами региона. Энергетическое сотрудничество выступает главной темой в повестке дня во время встреч на высшем уровне. Вопрос дискриминации шиитов не интересует иранский правящий класс.

Что касается возможной угрозы со стороны ИГИЛ (террористическая организация признана на территории России запрещенной – прим. ред.), которое разожгло межрелигиозный конфликт в Ираке, то проводить параллели касательно Центральной Азии не совсем верно. Это связано, главным образом, с этноконфессиональной структурой региона, о чем было сказано выше. Несмотря на то, что ИГИЛ активно работает на пропагандистском поле в отношении представителей Узбекистана и Таджикистана, основное внимание уделяется трудовым мигрантам, находящимся на территории России.

В этой связи примечательно то, что репрессиям в Центральной Азии подвергаются не только шииты, а практически все религиозные группы. Власти Узбекистана, Таджикистана, Туркменистана видят в религиозности политический потенциал оппозиционного характера, который может поставить под сомнение устоявшийся в указанных странах статус-кво. Регион Центральной Азии в большей степени является ареной противоборства экономических или клановых противоречий, нежели религиозных.

Источник islamreview.ru


 

 

 

АРХИВ

    

ФАТУА

Напишите свой вопрос, на который хотите получить ответ.

   

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31
КБР г.Нальчик

Ученые Ислама

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
   

 

Copyright ©"ИСЛАМ в Евразии"