الإسلام في أوراسيا

"ИСЛАМ в Евразии" электронное периодическое издание Информационно-аналитический портал. КБР г.Нальчик ПИ № ФС77-37355 ЭЛ № ФС7737356 КБР г.Нальчик 2010г.

            ГЛАВНАЯ   В РОССИИ   В МИРЕ   АКТУАЛЬНО    АНАЛИТИКА   СТАТЬИ    ЭКОНОМИКА   НАУКА   РЕЛИГИЯ    ИСТОРИЯ    ОБЩЕСТВО    МОЗАИКА   ФАТУА

 

Ученые Ислама

 

 

Абу Ханифа












 

 

 

АНАЛИТИКА

Женщины: к примирению и освобождению


15.01.2014


Вопросы исламского правоведения в случае с женщинами стремятся к ограничению. Преобладание запретов диктует культурная и социальная среда улемов-мужчин, утверждает исламский мыслитель, профессор Тарик Рамадан.

Забота об общечеловеческих благах и интересах («аль-масляха»), благоприятствовавшая порой открытому и гибкому толкованию Ислама, могла в отношении женщин иметь совершенно противоположные последствия. Учитывая обычно неизменные обычаи тех обществ, для которых выносили постановления неизбежно подвергавшиеся их влиянию правоведы, стали привычными и естественными ограничительные, иногда пристрастные и предвзятые трактовки текстов первоисточников.

Происходило это вследствие влияния культурного контекста на само прочтение. Высшие, универсальные цели текстов ограничивались в то время изолированными соображениями культурного своеобразия, подтверждавшими собственную легитимность суждениями, которые основывались на понимании обычаев («’урф») и интересов («аль-масляха»).

Социальная среда может либо раскрывать, либо ограничивать перспективы аята или хадиса: можно видеть, что в случае женщин – поскольку вопросы эти щекотливые, и неизбежно связаны с традициями и отношением к власти и авторитету – почти всегда преобладало ограничивающее отношения прочтение, так как существующие культурные практики необходимо было сохранить или узаконить. Доступ к силе знаний, к интеллектуальной и финансовой автономии, к рынку труда, политическому выбору и активности часто ограничивался и отрицался в свете не одних только текстов, а в преломлении к культурному контексту.

Без женщин не обойтись

Факихи – мужчины и женщины (эксперты в области исламского права), а также антропологи, историки, социологи и этнологи (опять же, и женщины, и мужчины) должны работать вместе в обширном процессе критических исследований, новых истолкований, и анализа тех обществ, для которых – и в которых – тексты первоисточников следует понимать и применять. Необходимо определить свод высших целей (и соответствующей прикладной этики), прежде чем приступать к обстоятельному анализу текстов и среды, чтобы избежать риска буквального толкования некоторых текстов, и избавиться от культурных оков прошлого или современного общества.

Только в этом случае такая дедуктивная работа по реализации предписаний приобретает смысл: быть верным посланию, не опасаясь нарушить социальные рамки, отношения власти и традиционную роль, возложенную на женщин в результате частичного понимания послания (или более прозаично, желания сохранить четко понимаемые интересы мужчин). Этого требует возвращение к освободительной сути исламского учения.

С чего начать?

Надо начать с четкого определения основ и порядка дискурса о женщинах. Подход через задачи и цели не позволит нам пренебречь обсуждением женского бытия, их духовности, самостоятельности и ответственности, а также сущностного и социального смысла женственности. Мужчины, факихи, могут иногда касаться этих аспектов, но именно сами женщиныдолжны перестать мириться с тем, что религиозный дискурс о них остается только правовым, и, по сути, урезанным, поскольку имеет дело с межличностными отношениями, не вдаваясь в обсуждение женственности.

Таким образом, первейшее освобождение, которого нужно добиться – и которое может повлечь развитие общины верующих во всем мире – заключается в таком дискурсе о женщинах, который бы восстанавливал связь со смыслом, а не сосредотачивался исключительно на нормах. Духовное пробуждение и возрождение, происходящее в мусульманских и других странах, в котором женщины играют особо активную роль, требует нового дискурса о значении веры, поклонения, свободы и социальной ответственности.

Верно также и то, что некоторые путают эти поиски смысла – в самом сердце мировой культуры и с утратой прежних ориентиров – с возвращением к наиболее жестким традиционным источникам, защищающим, как им кажется, и смысл, и нормы. Разрешение комплексного уравнения настоящего посредством ссылок на идеализированную модель прошлого характерно для кризисных ситуаций, потери уверенности и потребности в защите от социальных эволюций, которые заинтересованные стороны не способны контролировать.

Вот почему этот дискурс должен полагаться на углубленные исследования всех аспектов женского бытия. Это означает, помимо норм, рассмотрение таких вопросов, как приобретение женщинами знаний (о текстах первоисточников и по всем другим наукам); смысл их достоинства и благополучия во всем, что касается их ума, сердца и тела, их неотъемлемая автономия и суть их свободы в контексте социальных представлений, а также в общественных структурах, не забывая при этом о сущности женственности и связанных с ней факторах. Процесс первичного освобождения выдвигает множество требований.

Еще до того, как перейти к вопросам социальной дискриминации и структур власти в человеческих обществах, требуются предварительные размышления о вере, духовности и поисках смысла. Ничего, или очень мало сказано и разработано по вопросу смысла этих исканий и встречи с духовностью, которая должна быть обещанием освобождения и независимости. Более высокие цели этики относительно внутреннего бытия требуют воспитания совести, уважения человеческого достоинства и стремления к внутреннему равновесию, любви, искренности, скромности и созерцанию.

Это приглашение к разработке фундаментальной, женской философии бытия, автономии и свободы, которой, вероятно, придется столкнуться как с самыми закоснелыми традиционными представлениями, так и с наиболее современными субъективными мнениями. Необходимы предложения, касающиеся общественного присутствия и участия женщин, позволяющие им соответствовать своей внутренней сущности и сути своей свободы, и отвергающие любое ущемление или отчуждение, будь то женщины как явления прошлого, или современной женщины как сексуального объекта.

Размышления о женщинах как субъектах должны сочетаться с фундаментальными размышлениями о самом их существовании. Последние определяют сущность женственности в ее достоинстве, в то время как первые предоставляют женщинам возможность быть свободными. Дело не только в борьбе с дискриминацией – хотя эта борьба и важна – но также в том, чтобы заставить общество измениться в свете тех вопросов, которые задают о себе современные женщины, и потребовать от общества заботы об их благосостоянии и свободе существования.

Женщин судят по одежке

На Западе много говорится о манере мусульманок одеваться, которую сами они считают выражением скромности, но некоторые в современном обществе воспринимают как знак дискриминирующего подчинения. В ответ мусульманские организации или ученые часто упирают на эту одежду как на конечное выражение веры или акт сопротивления западному культурному империализму.

В любом случае, такие обсуждения низвели смысл собственно скромности до уровня средств и целей. В духовном развитии, в размышлениях о бытии и свободе, понимание смысла скромности (будь то для мужчин или женщин) не может быть ограничено видимой скромностью в одежде. Эта последняя должна быть частью гораздо более фундаментального подхода, объединяющего смысл духовной, психологической и интеллектуальной скромности со скромностью в одежде.

Во времена, когда женщины зачастую ограничены либо строго нормативными, либо в основном эстетическими представлениями, размышления о сущности и значении скромности граничат с протестом и освобождением. С таких мелочей начинается сопротивление.

Это не мешает фундаментальным размышлениям о социальных вопросах; как раз наоборот. По причинам, относящимся к бытию, совести, а также просто к физиологии, женщины совершенно особым образом связаны с жизнью, чувством долга, детьми и образованием. Никогда еще наше общество не нуждалось так остро в этом женском вкладе в решение некоторых вопросов, которые на самом деле шире, чем «просто» женский вопрос.

И все же вполне может оказаться, что основной вклад женщин в их борьбу заключается не только лишь в сопротивлении дискриминации и отчуждению, непосредственно затрагивающим их, но в их специфической манере разрешения социальных кризисов, касающихся каждого из нас. Опять же, к этому вопросу нужно подходить со стороны первопричины, что может привести к новому способу определения приоритетов в социальных и политических обязательствах.

Это означает, для начала, отказ от мужского отношения к политике, определяющего их политическую вселенную. Она представляет собой не что иное, как еще одну форму отчуждения. Этот вопрос весьма специфичен и требует глубокого, глобального исследования женского движения и их вклада в современность.

С точки зрения факихов, самих мужчин и женщин, приоритетом является избавление от представлений в обществе и медиа о «Западе», которые ограничивают дебаты вопросами моделей и форм. Таким образом, западная культурная модель рассматривается как требующая сопротивления через акцент на «исламский ответ», по сути опирающийся на формализм социальных ролей или одежды. Такой ответ неудовлетворителен; это можно наблюдать каждый день.

В отличие от любого формализма, или, вернее, в противоположность формализму, готовность к признанию бытия и участия женщин должна начинаться с определения целей, а не только восприятия. До начала любого процесса коллективного, социального или политического признания, женщины должны – вместе с мужчинами – определить очертания религиозного и гуманистического понимания и дискурса, позволяющего женщинам функционировать как свободным, автономным и ответственным духовным агентам.

Покончить с дискриминацией

Опираясь на этот подход, который перечитывает тексты первоисточников в свете более высоких целей, можно думать о присутствии женщин и их значительном вкладе в развитие современных обществ, и в то же время заниматься искоренением дискриминации, от которой они по-прежнему страдают.

Мы должны четко отказаться мириться с тем, что женщина с таким же уровнем подготовки и навыками, как и мужчина, может подвергаться дискриминации на работе или получать только 70 процентов заработной платы мужчины, что ее могут отстранять от ответственных постов, потому что она женщина, что беременность может рассматриваться как помеха, или что ее могут принуждать подчиняться мужским представлениям, которые по-прежнему доминируют на рынке труда.

Юридические советы факихов, включающие женщин-ученых, специализирующихся на текстах первоисточников, а также на изучении социальной логистики, должны высказываться по этим вопросам прав, справедливости и равенства.

Это часть долгосрочного реформирования мышления и социальной динамики; она требует определенных обязательств в области образования, социальной работы и коллективной психологии.

Ограничения, тупиковые моменты и искажения послания незаметно влияют на все сферы, и мусульманский мир, разрывающийся между отрицанием и подражанием, не вносит в настоящее время сколько-нибудь ощутимого вклада в такие фундаментальные размышления.

Женщины должны бороться против всех формалистских диктатур: как тех, которые навязывают платок без веры в то, что практика исходит от сердца, так и тех, что представляют себе все объективизированные женские тела вписанными в платья 46 размера; против тех, которые заставляют женщин сидеть дома по религиозным причинам, и отправляющих их домой после 45 лет по эстетическим соображениям.

Тарик Рамадан, профессор Оксфордского университета, президент исследовательского центра в Брюсселе «Европейская мусульманская сеть». Английская версия текста опубликована на сайте gulfnews.com

Источник wordyou.ru


 

 

 

АРХИВ

    

ФАТУА

Напишите свой вопрос, на который хотите получить ответ.

   

Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31
КБР г.Нальчик

Ученые Ислама

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
   

 

Copyright ©"ИСЛАМ в Евразии"