الإسلام في أوراسيا

"ИСЛАМ в Евразии" электронное периодическое издание Информационно-аналитический портал. КБР г.Нальчик ПИ № ФС77-37355 ЭЛ № ФС7737356 КБР г.Нальчик 2010г.

            ГЛАВНАЯ   В РОССИИ   В МИРЕ   АКТУАЛЬНО    АНАЛИТИКА   СТАТЬИ    ЭКОНОМИКА   НАУКА   РЕЛИГИЯ    ИСТОРИЯ    ОБЩЕСТВО    МОЗАИКА   ФАТУА

 

Ученые Ислама

 

 

Абу Ханифа












 

 


АКТУАЛЬНО


Часть силовиков за распространение шиизма на Северном Кавказе на фоне сближения с Ираном в Сирии

















Заявление муфтия Чечни Салаха Межиева о недопустимости распространения в республике идеологии шиизма и ваххабизма было встречено в религиозных кругах Азербайджана, по меньшей мере, неоднозначно.

Как сообщает азербайджанское издание Haqqin, Управление мусульман Азербайджана намерено выяснить у чеченского муфтията, с чем связано столь резкое утверждение Салаха Межиева. В Баку выразили недоумение, почему муфтий поставил в один ряд ваххабизм и шиизм.

Межиев призвал чеченцев «ни в коем случае не притрагиваться к шиитским книгам и не руководствоваться ими». Более того, он выразил уверенность, что в Чечне «не пройдет ни шиизм, ни ваххабизм». Несмотря на жесткость этих заявлений, в Азербайджане, где проживает много шиитов, попытались увидеть в нем глубокий смысл.

По мнению депутата Милли Меджлиса Азербайджана Фазиля Мустафы, заявление муфтия Чечни рассчитано на внутреннюю чеченскую аудиторию и не может привести к каким-то противоречиям в отношениях с Духовными управлениями стран, где преобладают последователи шиитского исламского течения.

Вместе с тем Фазиль Мустафа отметил: «Дело в том, что шиизм в иранском варианте также содержит принципы радикализма. В частности, организация «Хезболла» основана на воинствующей религиозной доктрине иранских теологов. В Азербайджане тоже есть проиранские последователи радикального шиизма.

Они поддерживаются и управляются из Ирана. Однако подавляющее большинство наших верующих - последователи умеренного традиционного шиизма, и руководствуются они религиозным мировоззрением, дошедшим до нас как часть исторического наследия нации», - отметил депутат.

Оттого, полагает Фазиль Мустафа, заявление чеченского муфтия не должно восприниматься как вызов в отношении шиитов. Возникшую ситуацию нашему порталу проясняют Руслан Айсин, главред портала «Поистине» и Михаил Рощин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН.

Заявление муфтия Чечни Салаха Межиева о недопустимости распространения в Чечне шиизма вызвало большой резонанс на Кавказе. Однако в Баку отметили, что угрозу межрелигиозному миру на Кавказе представляет политизированный шиизм иранского образца, который Тегеран пытается продвигать и в Азербайджане. В чем особенности этого политического шиизма и чем он может угрожать межрелигиозному миру на Северном Кавказе и в России?

Руслан Айсин

Есть две версии шиизма. Одна из них - политизированный шиизм с иранскими корнями. Это идея была озвучена основателем Исламской республики Иран аятоллой Хомейни, которая заключалась в экспорте в другие страны исламской революции в ее шиитской трактовке.

В последние годы мы видим, что политизированный шиизм активно продвигается и экспансионистки движется в зоны проживания шиитов – Бахрейн, Йемен, Ирак, Сирия, приграничные области Саудовской Аравии. Эти зоны входят в дугу нестабильности, напряженных и затяжных боевых действий.

Иран умело использует свой ресурс, выступает лидером политического шиизма по всему миру. Сюда следует отнести еще Афганистан и Пакистан. Часть афганских шиитов, из числа хазарейцев, участвует в сирийской гражданской войне на стороне Башара Асада.

Иран утверждает свое региональное лидерство. Хотя он заявляет о том, что он не рассматривает Кавказ, прежде всего, Северный, зоной своего влияния, это не так. Тегеран всегда считал, что Азербайджан, Армения, часть Дагестана были землями Персидской Империи. Поэтому это зоны идеологического влияния для Ирана.

Южный Дагестан и Азербайджан входят в стратегические планы Ирана, на которые они собираются распространять влияние. Не исключаю, что сейчас Иран с учетом обострения межрелигиозных противоречий в исламской умме, будет усиливать влияние на Кавказ, что будет способствовать разбалансировке и ужесточению противоборствующих групп.

Михаил Рощин

Политический шиизм вряд ли представляет собой угрозу. Иранское влияние на Северном Кавказе практически отсутствует. Для Азербайджана характерен умеренный шиизм, поскольку религиозность там также относительно умеренная. Как мне известно, в Азербайджане наращивает влияние обратная тенденция – распространение суннизма.

Из Чечни всегда идут громкие заявления, и не всегда ясно, что они означают. Речь шла о запрещении в Чечне какой-то конкретной литературы? В России есть издательство «Садра», которое финансирует Иранский фонд, но они распространяют разную литературу, в том числе научную по истории ислама, Ближнего Востока и т.д..

Многие аналитики пишут, что Иран очень тонко и успешно продвигает свою версию шиизма в России под прикрытием работы своих культурных представительств и центров. Также мусульмане России обвиняют Иран в планомерном распространении элементов шиитской идеологии через иранские фильмы, книги и культурные мероприятия. Насколько эффективна данная иранская стратегия, на ваш взгляд?

Руслан Айсин

Иранская дипломатия известна своей 2,5 тысячелетней историей. Это изощренная, тонкая, прагматичная стратегия, которая тянется из глубин веков. Иран, который долгие годы не мог прямо выступать в роли экспансиониста, продвигал свои идеи через культуру, религию, язык.

Это заметно по Таджикистану, где влияние Ирана наращивается достаточно активно. Несмотря на то, что таджики не являются шиитами, иранцы через общий с таджиками язык, через общий культурный персидский код, наращивают свое влияние в Таджикистане, открывают школы, образовательные центры, благотворительные фонды.

То же самое происходит и в России – в Москве, Санкт-Петербурге и ряде мусульманских республик. Иран здесь активно присутствует, наращивает свое влияние. В последние годы особенно. Россия сейчас находится в партнерских, стратегических взаимоотношениях с Ираном на фоне затяжной войны в Сирии.

В Казани, Санкт-Петербурге есть иранские культурные центры, генкосульства, центры изучения персидского языка. Иранцы берут под свое крыло все имеющиеся шиитские общины. Культурное влияние Ирана чувствуется. На многих мероприятиях, связанных с исламской культурой, даже суннитской, Иран занимает ведущее место.

На ежегодном Международном фестивале мусульманского кино в Казани иранские фильмы через раз завоевывают Гран-при. Иран активно продвигает фильмы, книги, литературу, каллиграфические конкурсы под видом межцивилизационного культурного диалога, а не религиозного влияния.

В свое время президент Ирана Мухаммад Хатами выдвинул концепцию диалога цивилизаций. В рамках этого диалога происходит постепенное усиление иранского идеологического влияния в России. Это влияние ощутимо и с каждым годом усиливается, приносит все более заметные плоды.

Михаил Рощин

Даже если и продвигаются подобные идеи посредством Иранского издательства «Садра», проведения каких-либо мероприятий, то, не думаю, что это эффективно. В Москве на территории диппредставительства Ирана у шиитов есть мечеть. Если сравнить, сколько ходит туда и сколько в московские мечети, не думаю, что есть прогресс.

Есть какая-то часть населения шиитов в Москве, которая может приходить в суннитскую Соборную мечеть, как и в Москве. В Москве неоднократно встречал азербайджанцев, которые переходили в суннизм. Эта тенденция достаточно заметна, а вот обратной тенденции не наблюдал.

Часть мусульман считает, что федеральным силовикам выгодно распространение шиизма на Северном Кавказе. Поскольку это приведет к ослаблению позиций суннитских проповедников и официальных муфтиятов, которые также вызывают опасения у силовиков. Насколько реальны подобные предположения?

Руслан Айсин

Не исключаю, что силовики на Северном Кавказе, которые ищут различные пути для того, чтобы блокировать распространение ислама, могут использовать шиитский фактор для того, чтобы раздробить исламское суннитское поле, внести раздрай, и на фоне этого противостояния усилить свое влияние. Здесь очень кстати тезис «разделяй и властвуй».

Не исключаю взаимодействие спецслужб Ирана и каких-то групп влияния в силовом блоке российской федеральной власти. Возможно, по линии противодействия, так называемому суннистскому радикализму, по которому Тегеран и Москва взаимодействуют в Сирии. Вероятно, что они могут перенести это взаимодействие на российскую почву.

Вряд ли силовики позволят иранцам серьезно усилить свое влияние на Северном Кавказе, но могут использовать шиитский фактор для того, чтобы ослабить позиции суннитов в регионе. Тем более в южной части Дагестана шиитские общины глубоко укоренены. Тем не менее, были замечены и попытки шиитов усилить свое влияние и на севере Дагестана.

Возможно, они могут выступить фактором присутствия новой стратегии силовиков на Северном Кавказе, авангардом или новой силой, которая будет ослаблять укрепляющиеся позиции суннитских проповедников, в том числе и официальных, таранить статус-кво, межрелигиозный мир и согласие, установившиеся там.

Михаил Рощин

Регулярно бывал на Северном Кавказе, ничего подобного не замечал. Суннизм, по крайней мере, в Дагестане, Чечне, Ингушетии, имеет очень глубокие и крепкие позиции. В Дагестане есть небольшая шиитская община среди местных азербайджанцев, в Махачкале есть небольшая шиитская мечеть.

Но все это для местного шиитского населения. Думаю, муфтият, да и сами дагестанские мусульмане достаточно внимательно следят за позициями шиизма в республике. Скорее, это не больше, чем внешние разговоры. Даже если попытки нарастить влияние шиитов, не думаю, что они могут иметь успех.

Тимур Юсупов

Источник onkavkaz.com


 

 

 

 

 

 

 

АРХИВ

    

ФАТУА

Напишите свой вопрос, на который хотите получить ответ.

   

Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31
КБР г.Нальчик

Ученые Ислама

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
   

 

Copyright ©"ИСЛАМ в Евразии"