الإسلام في أوراسيا

"ИСЛАМ в Евразии" электронное периодическое издание Информационно-аналитический портал. КБР г.Нальчик ПИ № ФС77-37355 ЭЛ № ФС7737356 КБР г.Нальчик 2010г.

            ГЛАВНАЯ   В РОССИИ   В МИРЕ   АКТУАЛЬНО    АНАЛИТИКА   СТАТЬИ    ЭКОНОМИКА   НАУКА   РЕЛИГИЯ    ИСТОРИЯ    ОБЩЕСТВО    МОЗАИКА   ФАТУА

 

Ученые Ислама

 

 

Абу Ханифа












 

 

АКТУАЛЬНО


Отчуждение или экстремизм. Что опаснее?













В мусульманском сегменте Рунета активно обсуждаются перспективы развития Ислама и сообщества его последователей в России. Периодически появляются публикации по этому поводу в западной и ближневосточной прессе. Наряду с «интеграцией» и «экстремизмом», «дискриминацией» и «вековым добрососедством», в обиход вошло понятие «отчуждение».

Чаще других о последнем говорит политолог-исламовед и публицист Абдулла Ринат Мухаметов. В свою очередь, мы попросили его подробнее остановиться на угрозах, которые несет то, что он называет «отчуждением», для будущего нашей страны и ее мусульманского сообщества.

- Зачастую чиновники в своих политтехнологических комбинациях забывают, какие мэсседжи они вольно или невольно отправляют в массы. А ведь ситуацию, когда регулярно запрещают фундаментальные источники Ислама и труды выдающихся богословов, когда препятствуют строительству мечетей, когда вводят всякие ограничения на ношение платков, преследуют активистов и т.д. и т.п. верующие считывают однозначно: Ислам в нашей стране пока де-факто не признается в полной мере составляющей ее государственно-политической идентичности. Он что-то вроде «младшего брата», а для кого-то даже «терпимая религия», как это было до 1905 г. Хотя Президент называл Россию «и мусульманской страной», и подчеркивал, что традиционный Ислам является духовной составляющей и ярким элементом российского культурного кода и общероссийской идентичности.

Это и есть отчуждение, которое возникает в результате отношения подобного рода к вере и культуре миллионов граждан.

Для «византийских» политтехнологов «издержки» очевидны, но они уверены, что их легко «порешать». Но вот я тут как раз сильно сомневаюсь. Это проблема глубокого залегания.

Отчуждение от собственного государства, провоцируемое, том числе, непрофессинальной и непоследовательной политикой, может быть опаснее экстремизма. Ведь сотни тысяч выталкиваются из общероссийского пространства, в миллионах людей подтачивается лояльность и патриотизм.

Экстремист движим идеей. Он на что-то надеется и что-то хочет поменять, поэтому и борется своими неадекватными методами. С ним даже можно договориться и порой встроить в систему, как показал опыт урегулирования многих региональных конфликтов, в том числе в России на Северном Кавказе.

Отчуждение же вызвано чувством отчаянной и глубокой безнадежности, неверия в возможность что-то изменить и улучшить. Да, оно не проявляется в экстремистских, и тем более террористических, формах, но от этого не легче. Мы теряем для будущего, для государства целые среды населения и их потенциал. Люди уходит в себя, во внутреннюю и внешнюю эмиграцию.

При этом, вместо полноценной системной политической работы, предлагаются паллиативы.

В советское время исламский фактор иногда весьма успешно использовался в реализации внешнеполитических интересов за рубежом. Но это никак не отражалось на реальном положении простых верующих внутри страны. Религиозные лидеры шли на это во имя общего блага, и надеясь сохранить хотя бы те крупинки возможностей духовной работы, которые имелись. Они убеждали гостей из мусульманских стран и зарубежных слушателей, будучи участниками международных конференций и форумов за мир, в полной свободе вероисповедания в СССР.

Все это хорошо помнят. Механическое воспроизводство такой модели устроить российских мусульман сегодня не может. Роль «ширмы» в XXI в. - не рабочая, мягко говоря.

Византийскую логику политмахинаторов, считающих, что мусульмане нужны для того, чтобы создавать массовки, а потом быстро делать так, чтобы начальник «их искал», можно долго разъяснять языком политологии. Но проще свести к словам управдома из «Бриллиантовой руки»: «Человеку надо доверять только в самом крайнем случае». Многие считают, что государство должно руководствоваться именно этим принципом не только в отношениях с исламским сообществом, но вообще с гражданами и с любыми инициативами, идущими от них.

Сейчас иногда нам также ставят в пример тяжелое положение в некоторых странах, где, действительно, верующие имеют меньше прав, чем в России. Говорят даже о Мьянме и Центрально-Африканской республике, в которых мусульман просто уничтожают, в том числе поедают и сжигают заживо (!).

Считаю это не уместным и даже возмутительным. Верующие и вообще все граждане России имеют право и все возможности привести свою страну в соответствии с куда более привлекательными примерами. Давайте равняться на лучшее, а не оправдывать свои просчеты тем, что надо радоваться, что нас не съели и не сожгли как во времена Инквизиции.

Нужны доверительные и здоровые государственно-конфессиональные отношения. Исламское сообщество России рассчитывает на это. В условиях же, когда, как пелось у Игоря Талькова, «назад означает вперед, и наоборот», которые создают профессиональные исламофобы, отчуждение неизбежно будет нарастать.

Источник ansar.ru


 

 

 

 

 

 

 

АРХИВ

    

ФАТУА

Напишите свой вопрос, на который хотите получить ответ.

   

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
КБР г.Нальчик

Ученые Ислама

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
   

 

Copyright ©"ИСЛАМ в Евразии"