الإسلام في أوراسيا

"ИСЛАМ в Евразии" электронное периодическое издание Информационно-аналитический портал. КБР г.Нальчик ПИ № ФС77-37355 ЭЛ № ФС7737356 КБР г.Нальчик 2010г.

            ГЛАВНАЯ   В РОССИИ   В МИРЕ   АКТУАЛЬНО    АНАЛИТИКА   СТАТЬИ    ЭКОНОМИКА   НАУКА   РЕЛИГИЯ    ИСТОРИЯ    ОБЩЕСТВО    МОЗАИКА   ФАТУА

 

Ученые Ислама

 

 

Абу Ханифа












 

 

АКТУАЛЬНО


О хиджабах и политике

Вопрос ношения хиджаба в последнее время вырвался на авансцену общественной повестки дня. Страсти накаляют и решения некоторых носителей власти, как например, протест прокурора г. Нижнекамска от 07.03.13 №281/П, постановляющий внести в устав школы №5 этого города «конкретные требования о недопустимости ношения религиозных нарядов», под которыми, видимо, подразумевается не облачения духовных лиц, а одежда простых мирян, т.е. хиджаб. В данной связи мне, как религиозному и общественному деятелю, хотелось бы высказать некоторые свои соображения.

Хиджаб у татар

Начать следует с истории. В последнее время часто говорят о том, что хиджаб – чуждый для татарского народа обычай. Дескать, это исключительно арабская форма одежды, а наши татарки в прошлом всегда одевались по-другому: носили калфаки, лишь отчасти покрывающие волосы или платочек-косынку, повязываемую назад. Так ли это?

Всякий, кто не поленится дойти до общественной библиотеки и изучить научные труды этнографов по национальному костюму татар, легко сможет убедиться в обратном, а именно в том, что наши прабабушки всегда носили хиджаб, хиджаб в самом строгом смысле этого слова, подразумевающий повязывание платка спереди и закрывающий шею. Такие наряды были распространены у татар повсеместно: и в Казани, и в Астрахани, и в Касимове, и в Уфе и в поселениях Сибири.

Встречались и косынки, повязываемые назад, что было характерно для части татарок из крестьянского сословия, которые много работали в поле. А со временем в секуляризирующейся городской среде стали появляться также калфаки, т.е. миниатюрные шапочки, не покрывающие волосы женщины полностью. Прославленный татарский историк XIX века Ш.Марджани в своей знаменитой работе «Мустафад аль-ахбар» по этому поводу писал: «Сейчас, к большому сожалению, женщины начали носить калфаки, они их носят даже после того, как выйдут замуж». Другими словами, калфаки, которые ныне некоторыми воспринимаются как единственно возможный для татарок национальный головной убор, в действительности являются относительно недавним обычаем в многовековой истории нашего народа. При этом Ш. Марджани таким женщинам ставил в пример тех, чьи «платки полностью покрывают голову», кто «на грудь одевает специальные нагрудники и всегда носит платья с длинными рукавами», ибо «такая форма одежды наиболее подходит женщинам-мусульманкам».

Поэтому утверждения некоторых татар о том, что хиджаб чужд нашему народу в корне не соответствует действительности. Всё как раз наоборот! Но важно не забывать и другое. Мудрость нашего народа всегда заключалась в исключительной, подлинно исламской терпимости ко всем, в том числе и к тем, кто не соблюдает религиозные предписания. Отсюда и то многообразие форм одежды татарских женщин, которое всем нам ныне известно. По-другому и быть не может. Соблюдение религиозных канонов должно быть основано исключительно на собственном и добровольном желании самого человека. Жаль, что такой же ответной терпимости соблюдающие мусульманки наших дней, порой, не встречают со стороны некоторых светских националистов.

Тех, кто под псевдонационалистическими знамёнами выступают против хиджаба, всегда хочется спросить: «Скажите, а мини-юбки, которые немногим шире ремня, короткие топики, оголяющие живот, вечерние платья с глубоким декольте или, пардон, пляжные бикини – это всё разве наши, татарские, обычаи? Если вы так ратуете за сохранение исконного татарского уклада, то почему вы выступаете против только якобы арабского хиджаба и прощаете многим молодым татаркам весьма фривольный стиль одежды? Неужели он соответствует вашим представлениям о том, как одевались ваши бабушки и прабабушки?» Увы, но от наших светских националистов на этот вопрос мне до сих пор ни разу не посчастливилось услышать хоть какой-нибудь внятный ответ.

Светское государство

Многие воспринимают понятие «светское государство» как равнозначное понятию «атеистическое государство». При этом по старинке атеизм в их представлении должен быть воинствующим, т.е. беспощадно стерилизующим всё общественное пространство от любых даже намёков на религию.

Атеизм его сторонники часто пытаются представить как научную, нейтральную позицию. В действительности это не так. Атеизм – это вера. Вера в то, что Бога не существует. Для него религии – это также конкурирующие мировоззрения. Поэтому попытки подменить светскость атеизмом и порождают ту нетерпимость, которая выплёскивается на различные религиозные проявления, в т.ч. и на хиджаб.

Но если светское государство – это не атеистическое государство, то тогда какое? Отвечая на этот вопрос, современные теоретики права подчёркивают, что светское государство – это то государство, которое при принятии решений руководствуется не догматами той или иной религии, а исключительно рациональными соображениями и при этом следит за тем, чтобы не было дискриминации граждан по религиозному признаку или навязывания каких бы то ни было форм религиозности. Кстати, именно поэтому светское государство может оказывать помощь верующим, как, например, в Европе, где в некоторых странах существует так называемый «религиозный налог», собираемый государством в пользу конфессий. Светское государство, помогая конфессиям или защищая интересы верующих, делает это не потому, что оно разделяет их религиозные догматы, а потому что это в интересах общества, которому оно призвано служить, и самого государства, т.е. руководствуясь исключительно доводами разума.

Однако вернёмся к вопросу хиджаба. Нарушает ли его ношение принцип светскости? Отнюдь нет. В истинно светском обществе каждый волен одеваться так, как он сочтёт нужным. Некоторые девушки бреют голову налысо, некоторые носят панковский ирокез, одни отпускают косу, другие стригут волосы под каре, а кто-то скрывает их под хиджабом. Каждый из нас по-разному может относиться к выбору другого человека. Но ни у кого из нас нет права навязывать другому свои представления о том, как он должен выглядеть, ибо, как все мы помним, наша свобода заканчивается перед чужим носом. Не существует никаких рациональных оснований для запрета хиджаба. Тем более в светском государстве, которое по своей сути должно быть конфессионально нейтральным. Все, кто пытается под предлогом светскости сорвать с мусульманок платок, в действительности руководствуются не рациональными соображениями, а исключительно эмоциональными. А если смотреть глубже – то и религиозными.

Для того чтобы лучше понять это, мы можем задать себе неожиданный и радикальный вопрос: почему в летнюю жару никто из нас не ходит голым? Ведь это полезно для здоровья, гораздо приятнее, ибо так человек меньше потеет, и наконец, финансово экономичнее. Что нас останавливает, несмотря на все эти очевидные преимущества? Причиной тому – общественная мораль. Именно она диктует нам нормы внешнего вида.

Но ведь мораль нашего общества, как известно, своими корнями уходит в религию. Другим словами, ссылка на общепринятую мораль означает косвенную ссылку на религиозные нормы монотеистических религий, во многом сформировавших ценности общероссийской светской культуры. Вот в некоторых племенах Африки женщины одевают только набедренные повязки. Обнажать публично женскую грудь там не считается, как у нас, чем-то постыдным. Окончательно оторвавшиеся от традиционной религии нудисты также считают возможным для себя публичное обнажение тела. Иначе говоря, в России стыдливость, выраженная в том, что на людях мы не ходим голыми, прямо или косвенно обусловлена религиозными соображениями. Разница между мусульманками и другими женщинами здесь заключатся лишь в том, что у первых эта религиозность осознаётся, а у вторых она завуалирована под нормами общепринятой морали, а также степенью допустимости в обнажении тела. Поэтому нижнекамский прокурор своим требованием запретить хиджабы в школе в действительности выступает не со светских позиций, а с позиции латентной и ослабленной религиозности или же с позиций религиозно ангажированного атеизма, о котором было сказано выше. Подлинно светский подход заключается в нейтральном отношении к данной проблеме, т.е. в том, чтобы предоставить гражданам возможность самим решать, как они должны одеваться, а не навязывать им, злоупотребляя властными полномочиями, свои моральные предпочтения.

Путин и школьная форма

Владимира Путина в нашей стране не цитирует только ленивый. Как минимум, дважды российский лидер публично озвучил свою позицию по вопросу хиджаба: на встрече с активом Общественного народного фронта 18 октября 2012 г. и во время масштабной пресс-конференции 20 декабря 2012 г. Очень часто противники хиджабов ссылаются именно на эти высказывания руководителя нашей страны, при этом выдёргивая цитаты из контекста и абсолютно не утруждая себя желанием внимательно вслушаться в то, что он сказал на самом деле.

Во время встречи с активом Общественного Народного фронта Владимир Путин, отвечая на вопрос по хиджабу, в первую очередь подчеркнул: «Нужно всегда с большим уважением относиться к религиозным чувствам людей. Это очень важно. Это должно проявляться в деятельности государства в нюансах. Во всём». Далее он напомнил, что у нас светское и – внимание! – многоконфессиональное государство, поэтому проблема хиджаба должна решаться с учётом мнения представителей религиозных конфессий, т.е. в том числе и с учётом мнения мусульман. При этом, как сказал политик, «делать это нужно спокойно, в приемлемой форме, чтобы никого не обижать». Путин подчеркнул, что у нас церковь отделена от государства. И поскольку большинство населения страны соотносит себя с православием, нарушение данного принципа недопустимо, ибо это приведёт к неравенству и к тому, что «все остальные, даже представители традиционных религий так или иначе в недалеком будущем будут чувствовать себя ущемлёнными».

Решение проблемы хиджаба в общеобразовательной школе Владимр Путин видит во введении школьной формы, которая при этом не должна быть «одна на всю страну», как это было в Советском Союзе, а должна учитывать специфику российских регионов или даже особенности отдельных муниципальных образований. А это, как мы все понимаем, однозначно подразумевает возможность введения хиджабных вариантов школьной формы. Возможно, именно это Путин также имел ввиду, когда говорил, что данную проблему надо решать с учётом европейского опыта. Ведь, как известно, например, в Великобритании, Швеции и Норвегии, как, впрочем, и в США, мусульманок никто не лишает права ходить в школу в хиджабах, ибо подобные запреты расцениваются там как покушение на фундаментальные религиозные свободы человека. В этих демократических странах для представительниц Ислама, служащих в полиции, государством разработана и специальная хиджабная полицейская форма.

Во время же пресс-конференции в декабре 2012 г. Владимир Путин, отвечая на вопрос касательно хиджабов, затронул уже другую проблему – вопрос паранджи, распространённой в ряде исламских стран, и справедливо заметил, что её ношение не характерно для отечественных мусульман. Речь шла о парандже, а не о хиджабе, как это часто пытают представить. При этом глава государства не забыл подчеркнуть, что Россия – друг исламского мира и что именно по его личной инициативе она вошла в качестве наблюдателя в Организацию Исламская конференция (ныне – Организация исламского сотрудничества).

Интересно отметить, что, говоря о хиджабе, Владимир Путин отдельно попросил быть внимательным к его словам. Однако, судя по тому, как его высказывания интерпретируют некоторые журналисты и общественные деятели, не все сочли для себя важным учесть пожелание главы нашего государства.

Хиджаб и будущее России

Разными путями Господь собрал наши народы под крышей единого Дома – России, которая в истории человечества всегда играла исключительную роль. В течение столетий, порой методом проб и ошибок, за которые наши предки часто платили кровью, российские народы научились и продолжают учиться жить вместе и осознавать свою общую ответственность перед будущими поколениями. Сила и богатство России проистекает из её культурно-религиозного многообразия, делающего общественную конструкцию идейно вариативной и потому более устойчивой. Вот почему важно не только сберечь это многообразие, но и сохранить мир между представителями различных народов и религий.

Вопрос хиджаба – это лишь вершина айсберга, в недрах которого скрываются очень важные для современной России процессы. Это лакмусовая бумажка нашей готовности принимать друг друга с учётом религиозного многообразия и строить совместную жизнь наших народов на основе искреннего взаимоуважения. На какую ответную реакцию рассчитывает общество, поступающее несправедливо со своими согражданами? Неужели кто-то хочет, чтобы аналогично поступали бы и с ним? Каждый из нас должен понимать, что подобное отношение друг к другу даст со временем такие плоды, которые явно придутся не по вкусу всем, кто желает величия нашей стране. И всё же хочется верить, что в нашем многонациональном российском народе дальновидной мудрости окажется больше, чем взаимных фобий, и именно ею мы будем озарять свой путь в наше общее будущее.

Заместитель Муфтия РТ, член Общественной палаты РТ

Рустам Батров islam.ru


 

 

 

 

 

 

 

АРХИВ

    

ФАТУА

Напишите свой вопрос, на который хотите получить ответ.

   

Июнь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30
КБР г.Нальчик

Ученые Ислама

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
   

 

Copyright ©"ИСЛАМ в Евразии"